მე ვარ მწყემსი კეთილი და მწყემსმან კეთილმან სული თვისი დასდვის ცხოვართათვის

ალმანახი

გრდემლი

ანტიეკუმენისტური და ანტიმოდერნისტული ელექტრონული გამოცემა

საიტის მენიუ


სექციის კატეგორიები



ИВЕРИЯ С ОРУЖИЕМ ПРАВДЫ В ПРАВОЙ И ЛЕВОЙ РУКЕ_

Владимирова Елена, Польша (редактор сайта «Защитник Православия»)


გადმოწერა

 

» შესვლის ფორმა

სულ ონლაინში: 1
სტუმარი: 1
მომხმარებელი: 0
mail.


contact us :

zaqaria8@mail.ru

მთავარი » 2011 » ნოემბერი » 14 » Архимандрит Георгий,
14:32
Архимандрит Георгий,

                                           ХРИСТИАНСКИЙ БРАК
Ὁ κατὰ Χριστόν γάμος


(из книги «Пастырское служение по священным канонам». Глава Пути к Царствию: монашество и христианский брак. Ἡ Ποιμαντική Διακονία κατά τοὺς Ἱεροὺς Κανόνας. Ἀθήναι 2003)


Архимандрит Георгий,
игумен священной обители прп. Григория
Святая Гора Афон

  
  Два пути, направляющих человека к совершенству и ведущих его к Царствию небесному, знает Православная Кафолическая Церковь – это девственная жизнь во Христе и христианский брак. Каждый выбирает свой путь согласно призванию и данной каждому благодати, как учит свт. Афанасий Великий в своём каноническом послании к Аммуну-монаху.

Каноническое Предание Церкви собрало в себе многоценные свидетельства, относящиеся к вопросам пастырского наставления как монашествующих, так и состоящих в браке христиан.



Христианский брак
Ὁ κατὰ Χριστόν γάμος

Другим путём для достижения христианского совершенства, для имеющих соответствующее призвание, является брак. Как было сказано, Церковь в священных канонах осудила всякую попытку, объясняющуюся влиянием еретиков, представить брак как нечто мерзкое и нечистое1, почтив «брачное честное сожительство».2 Сказанное святителем Василием Великим в отношении вдовицы, что «свободна есть, за него же хощет, посягнути, точию о Господе»3, действительно для любого христианина. Христианский брак выходит за мерки человеческого и гражданского акта, преображаясь в таинство, в священный союз в Господе и в Церкви, который освящает супругов и ведёт человеческую личность к совершенству через любовь, общение супругов между собой и с детьми.4 С самого своего основания Церковь стремилась преобразить естественный человеческий брачный сою. Свидетельство тому слова святого Игнатия Богоносца: «А те, которые женятся и выходят замуж, должны вступать в союз с согласия епископа, чтобы брак был о Господе, а не по похоти».5

Поэтому хотя чадородие и не единственная цель христианского брака, однако представляет собой один его очень существенный компонент. Ведь дети – это плод любви супругов и средство для возрастания в любви посредством общения личностей между собой. И это предохраняет брак от вырождения и превращение его в союз двух эгоистов.

Запрет священных канонов на вступление клириков после их хиротонии6вызван не пренебрежительным отношением к браку, а заботой о церковном благочинии, с тем, чтобы оградить священнослужителей от забот и волнений, связанных с поиском спутницы жизни. По мнению священника отца Иоанна Мейендорфа, запрет на вступление в брак после хиротонии имеет пастырское обоснование. На самом деле, что подумали бы прихожане, если бы их пастырь и «отец во Христе» занимался поиском себе между ними невесты? Священник должен быть мужем зрелым, у которого жизнь уже налажена. А что может быть нестабильнее человека, занятого поиском супруги?7 Церковь строго осудила практику Западной Церкви, согласно которой женатые диаконы и священники принуждались оставлять своих жён: "Аще же кто, поступая вопреки апостольским правилам, дерзнет кого-либо из священных, то есть пресвитеров, или дьяконов, или иподиаконов, лишати союза и общения с законною женою; да будет извержен. Подобно аще кто, пресвитер или диакон, под видом благоговения, изгонит жену свою: да будет отлучен от священнослужения".8 Однако нужно заметить, что Церковь, руководствуясь пастырскими нуждами, признала необходимым безбрачие епископов.9 Первоначально кандидату в епископа предписывалось непосредственно перед хиротонией оставлять свою жену, по обоюдному с ней согласию. Впоследствии же утвердилась практика возведения на епископскую степень монахов. Эта мера, судя по всему, была продиктована стремлением полностью сосредоточить внимание епископа на пастырском служении и попечении о многих церквах.

Приведём несколько очень актуальных сегодня основных богословских положений, касающихся брака, содержащихся в священных канонах.

Прежде всего, брак воспринимается как личностей в браке, основанное на любви, неизменно и неповторимо. «Законно сопряженную себе жену оставляющий, и иную поемлющий, по слову Господа, повинен суду прелюбодеяния».10 Поэтому «о многобрачии отцы умолчали, как о деле скотском и совершенно чуждом роду человеческому. Нам же сей грех представляется тягчайшим блуда. Посему благорассудно будет подвергати таковых епитимии по правилам, то есть, да будут едино лето плачущими, три лета припадающими, и потом могут быть приняты».11Заключение третьего брака низводит супружеские отношения, в которых духовная связь выражается в том числе и в телесном соединении, на уровень простой плотской связи, что, согласно вышеприведенному правилу, недостойно человеческой личности.

Неповторимость супружеских отношений уничтожается вторым и третьим браком, поэтому Церковь допускает их только из снисхождения к человеческой немощи.12 По мысли святителя Григория Нисского, неповторимость супружеских отношений уничтожается в первую очередь грехом прелюбодеяния: «Ибо человеку дана от Бога единая помощница, и над женою поставлена единая глава. И так аще кто стяжал себе, по выражению божественного Павла, свой собственный сосуд, тому закон естественный предоставляет праведное употребление онаго. Но аще кто обратится не к собственному: таковый без сомнения чуждый восхитит».13 Поэтому за грех прелюбодеяния, который указывает на отсутствие любви к супругу и при этом оскорбляет его как личность, правилами предусмотрено наказание вдвойне более строгое, чем за совершение блуда.

Как акт личной воли, брак предполагает свободу. Поэтому похищение жены – тяжкий грех, виновным в котором считается как сам похититель, так и его сообщники14, «взявший жену, по растлении ея, или тайном, или насильственном, непременно должен прияти церковное наказание блуда».15

Запреты на заключение брака между родственниками16, основанные на Священном Писании и обусловленные, между прочим, нормами гражданского права, не ограничивают право человека на вступление в брак, но направлены на защиту супружеского союза. Запрет, который священные каноны налагают на совершение брака православного христианина с инославными или еретиками17, также нельзя считать ущемлением личной свободы, поскольку брак как таинство предполагает общую веру. Подобный запрет объясняется тем фактом, что общение с инославным супругом или супругой не может быть совершенным и полным, поскольку между ними отсутствует общение веры и таинств.

Серьёзная проблема, с которой сталкиваются современные пастыри – высокое число разводов. Этот факт свидетельствует о том, что из сознания христиан исчезло отношение к браку как таинству, совершаемому благодатью Духа Святаго. Он воспринимается больше как формальный акт, которым мужчина и женщина узаконивают перед лицом общественного мнения свои отношения. Отношение к браку как к формальному акту предполагает и его лёгкое расторжение в случае прекращения сожительства. Во времена Византийской империи Церковь активно боролась за то, чтобы воспитать в людях отношение к браку как к таинству и искоренить взгляд на развод как на формальный акт. Этого удалось достичь путем принятия Законодательства Исавров, вдохновленного богословием Церкви и им пронизанного.18

Несмотря на то, что Церковь активно боролась с господствовавшим в обществе лояльным отношением к разводу, все же не исключала возможность расторжения брака. основой такой позиции Церкви служила вера в то, что нерасторжимость христианского брака «не может сохраняться всегда в силу одного лишь правового его закрепления»19 и что «единство супружеской пары не может быть сохранено лишь силой юридического принуждения».20

Снисхождение в вопросе развода не означает того, что Церковь освобождает супругов от моральной ответственности за расторжение брака. как раз наоборот, она возлагает на него всю или большую часть ответственности. Согласно священным канонам, вступающие в брак второй раз временно отлучаются от святого Причастия.21 В последовании «О второбрачных есть такие слова: «Очисти беззакония рабов Твоих: зане зноя и тяготы дневныя, и плотского разжения не могущее понести во второе брака общение сходятся».22 Священник молится о том, чтобы Господь простил вступающих в брак второй раз, ради человеческой немощи.

К сожалению, в современной пастырской практике практически отсутствует такое отношение ко вступающим в брак во второй либо третий раз, и как результат, учитывая и общую бездуховную атмосферу нашей эпохи, в сознании верующих происходит искажение понятия брака как таинства, совершаемого один раз и навсегда.

таким образом, необходимо со стороны пастырей более последовательное, в плане учения Церкви, отношение к второбрачным и троебрачным, которое должно выражаться в определении им соответствующей епитимии и уклонении от совершения церемонии венчания в торжественной обстановке.

Основная задача пастыря сегодня – это воспитание у верующих отношения к браку как союзу людей «во Христе», или, иными словами, как к таинству богочеловеческого общения, расторжение которого является тяжким грехом. Отношение к браку, как общественному институту или факту биологического порядка, лишённому характера таинства, отношение, диктуемое духом повсеместного обмирщения, никак не помогает супругам возрастать во Христе и не способствует сохранению брака. Осознанию таинственного характера супружеских отношений препятствует также: недостаточная работа пастыря с молодожёнами при подготовке к совершению таинства, формальное предоставление епископом разрешения на заключение брака, даже в том случае, если супруги прямо заявляют о неприятии веры Церкви, и, наконец, формальное участие епископа в расторжении брака.

В такой ситуации необходимо пересмотреть позиции Церкви, с тем, чтобы на основании её канонической и богословской традиции найти решение проблем, связанных с вопросами брака. Формальное и непоследовательное отношение к браку с нашей стороны ведёт к его разрушению.

1См. 51 правило святых Апостолов. правила 1, 4-е, 9-е, 10-е, 14-е Гангрского собора

2Право 21-е Гангрского собора

3Правило 41-е свт. Василия Великого

4По слову прп. Никодима Святогорца: «Сей Василий Великий, изъясняя слова «точию о Господе» (в слове «О девстве»), говорит, что они означают то, что главной задачей брака должно быть не удовлетворение супругами страсти наслаждения и плотской похоти, но взаимная духовная поддержка на пути этой жизни. Следующей задачей брака является чадотворение...как и Феодорит говорит, что Бог принявшему жену «повелел умерять свое влечение, чтобы не страсть к наслаждению брала верх, а соображения брачного союза. Πηδάλιον...σ. 591»

5ΒΕΠΕΣ. Τόμος Β. Σ. 283-284

6См. правило 26-е святых апостолов, правило 6-е VI Вселенского собора, правило 1-е Неокесарийского собора, правило 6-е Василия Великого

7Contemporary problems of Orthodox Canon Law// The Greek Orth. Rev., 1. Spring. 1972, p. 49 Запрет согласно священным канонам на брак после хиротонии вызван пастырскими соображениями. Что же подумают прихожане, ели их пастырь и «отец во Христе» будет искать супругу между ними. Священнику необходимо быть зрелым мужчиной, достигшим полноты твердых основ жизни. И разве может быть достаточно твердым тот мужчина, который озабочен поиском супруги?

8Правило 13-е VI Вселенского собора

9137 новелла императора Юстиниана

10Правило 87-е VI Вселенского собора.

11Правило 80-е Свт. Василия Великого

12См. правила 4-е, 12-е, 87-е свт. Василия Великого, правило 1-е Лаодикийского собора.

13Правило 4-е свт. Григория Нисского

14См. правила 22-е, 30-е свт. Василия Великого.

15Правило 22-е свт. Василия Великого

16См. правила 26-е, 54 VI Вселенского собора и правило 26-е, 87-е свт. Василия Великого

17См. правило 31-е Лаодикийского собора, правило 21-е(30-е) Карфагенского собра, правило 14-е IV Вселенского собора

18Характерна его богословская позиция: «...премудрость Бога творца и Создателя всяческих служит наставником неразрывного единства сожительствующих в браке о господе. Ибо Он, приведя человека к бытию из небытия, повелел, чтобы и тот сам, и жена его не повторяли образец, хотя и Всесилен, но сотворил её из мужа, дабы установить неразрывность супружеской пары, в которой два лица премудро соединены в одну плоть. Но поскольку образ зла усердно насаждается во многих людях, которые не относятся друг к другу с любовью по многим причинам, даже если они и не существуют, и они разрывают свой брачный союз, то мы решили ясно установить настоящим законоположением, по каким причинам расторгается супружеское сожительство». (Ἐκλογή Β 12/ Zhishman, I, 197)

19См. Ἐπισκόπου Χερσῶνος Πέτρου (). Τὸ διαζύγιον κατὰ τὴν Θεολογίαν καὶ τὸ Κανονικόν Δίκαιον τῆς Ὀρθοδόξου Ἐκκλησίας// Γρηγόριος ὁ Παλαμᾶς, 621 (1971). Σ. 24

20Там же, Σ. 21

21См. правило 4-е свт. Василия Великого

22Требник в 2-х частях. М. 2003, с. 138

ნანახია: 364 | დაამატა: paterzaqaria | რეიტინგი: 0.0/0
სულ კომენტარები: 0
კომენტარის დამატება შეუძლიათ მხოლოდ დარეგისტრირებულ მომხმარებლებს
[ რეგისტრაცია | შესვლა ]

ახალი ამბები (НОВОСТИ)

ჰოსტერი uCoz