მე ვარ მწყემსი კეთილი და მწყემსმან კეთილმან სული თვისი დასდვის ცხოვართათვის

ალმანახი

გრდემლი

ანტიეკუმენისტური და ანტიმოდერნისტული ელექტრონული გამოცემა

საიტის მენიუ


სექციის კატეგორიები



ИВЕРИЯ С ОРУЖИЕМ ПРАВДЫ В ПРАВОЙ И ЛЕВОЙ РУКЕ_

Владимирова Елена, Польша (редактор сайта «Защитник Православия»)


გადმოწერა

 

» შესვლის ფორმა

სულ ონლაინში: 1
სტუმარი: 1
მომხმარებელი: 0
mail.


contact us :

zaqaria8@mail.ru

მთავარი » 2013 » მარტი » 19 » новомученик михаил новоселов
10:53
новомученик михаил новоселов

                Письма к друзьям


Письмо десятое
 

С наступлением, после Миланского эдикта [17], мирного жития для исповедников Христовых, когда сам император всемирного царства вошел в ограду Церкви, как послушный сын ее, можно было подумать, – и многие думали, – что "царство мира соделалось царством Господа нашего и Христа Его" (Откр. 11, 15). Но, увы, думы эти и чаяния не оправдались. Борьба князя мира сего с наследием Христовым не прекратилась, а лишь видоизменилась, – и едва ли к торжеству христианства. 


Милостью Божией, создавшей новые условия жизни для Святой Церкви, враг воспользовался, чтобы оразнообразить борьбу и перенести ее с периферии в центр, из внешней сделать внутренней, причем вместо одного бранного фронта образовалось два, которые утвердились в христианском обществе на многие века: в существе своем и видимости они дошли и до нашего времени, хотя и изменились в силе и напряженности борьбы.

Когда христианство объявлено было государственной, т. е. господствующей религией в Римской империи, огромные толпы римских граждан ринулись и заполнили ограду Церкви по мотивам вовсе не религиозным. Это равнодушное к вере, теплохладное [18] стадо корыстных душ, "искавших не Иисуса, а хлеба куса" [19], быстро видоизменило состав церковного общества, внеся в него мирские эгоистические начала жизни, наполнив его мирским духом.

Не мир стал царством Божиим, а царство Божие прияло в свое недро мир и вступило на путь обмирщения. Вот тогда-то души, действительно ревновавшие об Истине Христовой, жаждавшие спасения и искренно искавшие его, стали отходить от мира с христианской позолотой или, иначе, от христианства, помазуемого духом мира сего. "Видя беззаконие и пререкание во граде" и "не оскудевающую от стогн его лихву и лесть", эти боголюбивые души "удалились, бегая, и водворились в пустыне, чая Бога, спасающего их от малодушия и от бури" (Пс. 54, 10, 12, 8–9). Чистое христианство устремилось в места безводные и с трудом проходимые, где ранее обитали одни звери дивии, и немного прошло времени, как пустыни процвели, яко крины сельнии [20].

Но глубоко ошибся бы тот, кто подумал бы, что без особых трудов, потов создалось это процветание, что уклонившиеся от соблазнов мира уклонились и от борьбы, что с уходом а места тихие, уединенные и безмолвные, они избегли козней диавольских и брани, воздвигаемой князем мира сего.

Кто сколько-нибудь знаком с историей христианского подвижничества, тот, конечно, не подумает этого. Брань, открывшаяся в пустынях, была продолжением той брани, которую вели мученики на стогнах градов: только мученичество в пустыне стало более внутренним и добровольным, менее острым и более продолжительным. Хотя там не было видимого излияния крови (если не говорить о нередких избиениях пустынножителей варварами), производимого руками мучителей-человеков, зато там происходило пожизненное невидимое излияние ее в борьбе с плотью и миродержателями тьмы века сего, нигде не разнообразившими так своих козней и не обнаружившими так своей ненависти к роду христианскому, как среди насельников пустынь.

Известна классическая формула, определяющая существо подвижнического жития: "дай кровь и приими дух" [21]. В ней сказано самое существенное о подвижничестве: указаны путь и цель. И мириады воинов Христовых, разного пола и возраста, незримо излияли кровь свою для стяжания Духа Божия из любви к возлюбившему их Господу Иисусу. На этом фронте, если и бывали поражения в стаде Христовом, то в общем победа целые века оставалась за гражданами Царства Божия, к великому посрамлению главного "мироправителя" и клевретов его, изгоняемых из "безводных мест" (см. Мф. 12, 43 и Лк. 11, 24) силою креста и имени Христовых (преп. Иоанн Кассиан [22]). Не то происходило на другом фронте – мирском.

Я не буду касаться страшной и великой эпохи ересей, воздвигнутых и поддерживаемых отцом лжи (См. об участии диавола в порождении ересей интересные указания у преп. Иоана Кассиана и у св. Симеона Нового Богослова - прим. М. Новоселова [23]) в течение нескольких столетий. Потрясая иногда весь состав церковного тела богохульными учениями и одерживая нередко крупные частные победы, враг Истины терпел в конечном счете серьезные поражения.

Но одновременно с этой борьбой на почве вероучения шла последовательная брань князя мира сего с носившими имя Христово в области повседневной жизни, личной и общественной. Здесь постепенно, но неуклонно враг захватывал все новые позиции, расширяя и углубляя сферу своего влияния в так называемом христианском обществе, в государственной церкви и христианском государстве.

Сущность борьбы сводилась к подмене подлинного христианства подложным, живого – мертвым, сердечной веры – отвлеченной богословской мыслью, богодейственных богослужебных тайн – внешней культовой помпой, внутреннего подвига – лицемерной внешностью, скромного во имя Христова жития – удобствами жизни, духовного воздействия на тех "иже во власти суть" [24] – угодничеством пред ними и т. д., без конца.

Христианство, которое получалось в результате этой борьбы, можно охарактеризовать словами, которыми ап. Павел определяет сущность христиан последнего времени: "имущий образ благочестия, силы же его отвергшиися" (2 Тим. 3, 5). И главное – это повсюдное отступничество покрывалось ("даже до сего дне" [25]) христианским наименованием, а потому не мозолило глаз и не тревожило "христианской" совести.

Чего враг не мог достигнуть насилием, он с успехом стал достигать путем многообразных подделок, имитаций, фальсификаций и компромиссов.

Церковь не должна забывать, что она все-таки в мире, в мире нечестивом ("Лежащем в диаволе", см. выше об этом - прим. М. Новоселова) и, по существу, ей враждебном, который при всяком случае стремится и может дать ей почувствовать вражду свою. Ей, пока она находится в условиях мира сего, не должно мечтать о покое: она должна непрестанно воинствовать под знаменем креста.

Вступив на путь "мирного" сожительства с государством, стихией мирской, Церковь стала забывать свой сверхмирный характер, и ее дальнейшее существование может быть охарактеризовано словами одного ученого историка и философа, благоговейного почитателя и исследователя библейских пророчеств [26]. Истолковывая одно место из Апокалипсиса, он говорит по поводу его: "Церковь будет существовать под владычеством земных государств, которые станут покровительствовать ей и. вместе порабощать ее... И в самом деле, в течение 18-ти веков (Автор писал свое исследование в начале XIX века - прим. М. Новоселова) положение, принятое государством относительно Церкви, может быть выражено столько же словом: благоволение, сколько и словом: порабощение. Тем не менее Церковь облечена в солнце [27], и пусть она никогда не забывает этого. Она есть светильник для мира, а светильник не должен гореть под спудом [28]. Она призвана просвещать весь мир и приводить к Истине всех, кто есть от Истины. Такова, до времени, единственная задача ее относительно мира" [29].

В другом месте того же исследования читаем: "зная даже, что врата адовы не одолеют Церкви, она не должна опочивать в безопасности. Между семенем жены и змием Сам Бог положил вражду [30], которая должна продолжаться до конца. И не преследования только, но и все другие способы вражеские употребит теперь сатана. Стало быть, в особенности теперь нужно Церкви облечься "во вся оружия Божия" (Еф. 6, 11), быть в состоянии носить их и с решимостью употреблять. Кровью Агнца верующие победили (Откр. 12, 11), но на завоеванном этой победой поле нужно им одерживать новые победы. Торжеством своего Вождя мы обязываемся к постоянным новым торжествам, точно так же, как умерши раз во Христе, должны "постоянно умерщвлять уды, яже на земли" (Кол. 3, 3, 5; Рим. 6, 2–14)...

В настоящее время Церковь больше всего должна стараться не сообразоваться веку сему. Как опасно для нее, когда она не находится в борьбе с князем мира сего, когда благоденствие и комфорт лишают се воинственного огня, и она перестает быть странницею на земле! Насилия и угрозы ничего не могли сделать с нею, но враг попробует употребить хитрость и обольщающее коварство – и Церковь падет!.. Апокалипсис (и не один Апокалипсис) предвещает глубокое падение Церкви, предвещает унижение ее даже в уровень с миром" [31]. (Меня очень соблазняет желание продолжить выписки из писаний серьезного ученого, вдумчивого мыслителя и религиозного исследователя Слова Божия, но я боюсь расширить этим письмо до неподобающих размеров, а потому побеждаю соблазн, утешая себя мыслью посвятить одно из будущих писем всецело автору вышеприведенных цитат [32] - прим. М. Новоселова)

Итак, и голос науки, не отрекшейся от Единого Источника Истины – Христа, и, что несравненно важнее, голос самой Церкви Христовой, идущий из богослужебных недр ее (см. в середине письма стихиру из "Канона всем святым"), согласно утверждают, что мученичество, как следствие гонений, и самоумерщвление (Кол. 3, 5), как добровольный подвиг, – суть два неизменных с существом пути Христова, неразрывно связанных образа жития христианского. Может не быть в известную эпоху первого образа жития, но тогда необходим второй (но не исключаемый, впрочем, и первым) – для сохранения истинного русла Церкви, для соблюдения чистой веры, непостыждающей надежды и нелицемерной любви. Когда же отсутствуют в церковном обществе или слишком бледнеют тот и другой образы жития, то это печальный признак духовного омертвения общества и его богооставленности.



И я думаю, что пред разразившейся над нашими головами катастрофой, начавшейся с 1914 года и постепенно углубляющейся, наша Церковь (Всюду здесь речь идет о церкви-организации, а не о Церкви-Организме, Теле Христовом - прим. М. Новоселова) находится именно в этом состоянии быстро растущего падения, растления, омертвения. К ней применимо слово Господне, обращенное к ангелу Сардийской церкви: 'Ты носишь имя, будто жив, но ты мертв" (Откр. 3, 1).

И если вы, мои дорогие, не поленитесь хорошенько припомнить то время и попристальнее всмотреться в тогдашнюю жизнь "святой Руси" сверху донизу (в этом отчасти помогут вам мои предыдущие письма), то едва ли вы, положа руку на сердце, по христианской совести, пожалеете, что "светильник" нашей Церкви был "сдвинут" (Откр. 2, 5) со своего места благодеющею рукою Промысла и отдан (и доселе отдается) на попрание врагам. Нагар на этом светильнике был так велик, копоть поэтому от него была так сильна, что потребовалось Правосудием и милостью Божией бросить его "в великое точило гнева Божия" (Откр. 14, 19; 19, 15), чтобы "истоптанный" в этом точиле отстал нагар, очистился светильник и засветил чистым Светом Христовым.

Истинно так, друзья мои: жалеть "церкви прошлого" нечего, – это сожаление свидетельствовало бы только о том, что мы живем "плотским мудрованием", стелемся помыслами по земле, едим пищу "змия" – и забываем Христа, "Божию Премудрость и силу", забываем, что "наше житие на небесех есть" (Флп. 3, 20) (не будет, а есть, должно быть теперь), что мы должны питаться хлебом небесным.

Печальные события церковной жизни последних лет, всем вам хорошо известные, суть прямо непосредственный результат прежнего, давнишнего недуга церкви, результат и обнаружение его (См. предыдущие письма, особенно первое - прим. М. Новоселова). В происходящей разрухе церковной нечего винить "внешних": виноваты неверные чада Церкви, давно гнездившиеся, однако, внутри церковной ограды. Благодетельной десницей Промысла (а не сатанинской злобой большевиков) произведен разрез злокачественного нарыва, давно созревшего на церковном теле; удивительно ли, что мы видим и обоняем зловонный гной, заливающий "Святую Русь"? За разрезом последовал процесс выдавливания гноя, который продолжается и доселе... Этот мучительный процесс необходим для очищения и оздоровления тела. Неизбежна боль в месте надавливания, но этою болью покупается здоровье всего организма, предохраняемого ею от заражения.

Оставляя в стороне метафору, скажу прямо. При отвержении церковным обществом второго образа христианского жития (см. выше о нем), необходимо, для спасения верующих, появление первого. Вспомните слова еп. Игнатия Брянчанинова в предыдущем моем письме к вам: "подвигов нет, духовных руководителей нет, – скорби заменяют все".

И скорби, выпавшие на нашу долю, на долю современных чад Церкви, имеют особенно глубокое и спасительное значение: они углубляют ров между верой и неверием; переводят колеблющихся в своем религиозном сознании и жизни между Христом и миром на ту или другую сторону, разрешая богопротивную "теплохладность" или в горячность веры, или в холод неверия; выделяют, выявляют и ставят на свое, свойственное их действительному духовному нутру, место незаконно укрывшихся род кровом православия; они всех заставляют отдать себе отчет в подлинном их уповании (1 Пет. 3, 15), размежевывают области Христа и антихриста, приуготовляют настоящих слуг Тому и другому, причем, говоря словами одной церковной молитвы, способствуют "благим во благодати пребывати, средним лучшим быти, согрешающим в исправление приходити" [33].

"Тайна беззакония" (2 Фес. 2,7), раскрывающаяся в наши дни с исключительной силой и в своеобразных формах, не должна смущать истинных чад Церкви, верующих в несокрушимость "дома Божия" (1 Тим. 3, 15; Евр. 10, 21; Мф. 16, 18). Как грядущий антихрист, так и его мелкие, но многочисленные предтечи и слуги, не страшны чадам Церкви, крепко держащимся за этот "столп и утверждение истины" (1 Тим. 3, 15). Ухищрения и козни слуг миродержца гибельны для тех, которые "не приняли любви истины для своего спасения" (2 Фес. 2, 10). За это неприятие "пошлет им (Уже посылает - прим. М. Новоселова) Бог действие заблуждения, так что они будут верить лжи" (2 Фес. 2, 11). "Ходящие же в истине", которых ублажает возлюбленный ученик Господа (2Ин. 1, 4; 3 Ин. 1, 3), застрахованы от этого пути гибели Истиною, живущею в них, ибо, по слову того же ученика Христова, "Тот, Кто в них, больше того, кто в мире" (1 Ин. 4, 4).

Итак, не кручиньтесь, друзья мои, при виде потрясений, которые переживает наша Церковь: они необходимы для уврачевания церковного тела, изъязвленного язвами многими и застарелыми. Истинно, не кручиньтесь, а лучше подивитесь великой мудрости Божией, претворяющей действие "тайны беззакония" в преуспеяние "тайны благочестия", – ибо в то время, как враги Церкви Божией дышат сатанинской ненавистью к ней и употребляют все усилия, чтобы истребить на земле память о Невесте Христовой, последняя, стряхивая с себя многообразную нечистоту, прилипшую к одежде ее, начинает являть все более проясняющийся светлый лик свой. Таинственно руками нечестивых Господь творит святую и благодеющую волю Свою, омывая исповедническою и мученическою кровию Свою невесту. – Ну, а что же они, эти нечестивцы, которые, по вашим словам, являются орудием благой воли Божией? Они – попирающие святую Русь, святую Церковь Божию, святых Божиих, – торжеством своего нечестия подвергающие тяжкому испытанию христианские души, искушаемые успехом лжи и неправды? Что скажете вы о них, об их судьбе? – слышится мне вопрос из вашей среды, друзья мои.

Ответствую на него словами "ветхозаветного евангелия" великого пророка Исаии.

Когда избранный народ Божий закоснел во всякой неправде, Господь постановил наказать его нашествием языческого Ассирийского царя, и вот что устами пророка изрекает Господь об этом орудии гнева Своего:

"О, Ассур, жезл гнева Моего! и бич в руке его – Мое негодование! Я пошлю его против народа нечестивого (Т. е. Израиля, изменившего Господу - прим. М. Новоселова), и против народа гнева Моего, дам ему повеление ограбить грабежом и добыть добычу и попирать его, как грязь на улицах. Но он не так подумает и не так помыслит сердце его; у него будет на сердце – разорить и истребить немало народов. Ибо он скажет: "не все ли цари князья мои? Халне не то же ли, что Кархемис? Емаф не то же ли, что Арпад? Самария не то же ли, что Дамаск? Так как рука моя овладела царствами идольскими, в которых кумиров более, нежели в Иерусалиме и Самарии, – то не сделаю ли того же с Иерусалимом и изваяниями его, что сделал с Самариею и идолами ее?" И будет, когда Господь совершит все Свое дело на горе Сионе и в Иерусалиме, скажет: посмотрю на успех надменного сердца царя Ассирийского и на тщеславие высоко поднятых глаз его. Он говорит: силою руки моей и моею мудростью я сделал это, потому что я умен: и переставляю пределы народов, и расхищаю сокровища их, и низвергаю с престолов, как исполин; и рука моя захватила богатство народов, как гнезда; и как забирают оставленные в них яйца, так забрал я всю землю, и никто не пошевелил крылом, и не раскрыл рта, и не пискнул". Величается ли секира (Говорит Господь о царе Ассирийском, орудии Своем - прим. М. Новоселова) пред тем, кто рубит ею? Пила гордится ли пред тем, кто двигает ее? Как будто жезл восстает против того, кто поднимает его; как будто палка поднимается на того, кто не дерево!" За то Господь, Господь Саваоф, пошлет чахлость на тучных его, и между знаменитыми его возжет пламя, как пламя огня. Свет Израиля будет огнем, и Святый его – пламенем, которое сожжет и пожрет терны его и волчцы его в один день; и славный лес его и сад его, от души до тела, истребит; и он будет, как чахлый умирающий. И остаток дерев леса его так будет малочислен, что дитя в состоянии будет сделать опись" (Ис. 10, 5–19).

"Посему так говорит Господь, Господь Саваоф: народ Мой, живущий на Сионе! не бойся Ассура. Он поразит тебя жезлом и трость свою поднимет на тебя, как Египет. Еще немного, очень немного, и пройдет Мое негодование, и ярость Моя обратится на истребление их. И поднимет Господь Саваоф бич на него <...> И будет в тот день: снимется с рамен твоих бремя его, и ярмо его – с шеи твоей; и распадется ярмо от тука" (Ис. 10, 24–27) (Некоторым дополнением и частичным комментарием к словам пророка Исаии может служить 36-й псалом царственного пророка Давида [34]. Рекомендую прочесть этот псалом со вниманием - прим. М. Новоселова).

Это с одной стороны, с другой – я не хочу затаивать от вас, мои дорогие, и некоей иной сокровенной думы сердца моего касательно грядущей судьбы современного Ассура, поскольку он является потомком колена Иудова [35]. Уже несколько лет при мысли о нем у меня неизменно всплывает из глубины души пророчественный глагол великого израильтянина, св. ап. Павла, который в послании к Римлянам предуказывает последнюю судьбину своего и тогда уже богоборного народа.

"Не хочу оставить вас, братия, – пишет Апостол, – в неведении о тайне сей, – чтобы вы не мечтали о себе, – что ожесточение произошло в Израиле отчасти, до времени, пока войдет полное число язычников; и так весь Израиль спасется, как написано: придет от Сиона Избавитель, и отвратит нечестие от Иакова" (Рим. 11, 25–26). В главе 9-й того же послания точнее определяется словами пророка Исаии, кто спасется в Израиле: "Хотя бы сыны Израилевы были числом, как песок морской, только остаток спасется" (Рим. 9, 27). К этому остатку и прилагает Ап. Павел выражение "весь Израиль".

С большей определенностью касается будущей судьбы избранного народа другой Апостол, возлюбленный ученик Христов, новозаветный тайнозритель Иоанн Богослов. Он совершенно ясно говорит об обращении богоборного народа к Церкви Христовой, когда она, немноголюдная и бессильная внешне, но могучая внутренней силой, верностью Своему Господу (Откр. 3, 8), привлечет к себе "остаток" богоборного племени. "Вот, Я сделаю, – обращается Господь к Ангелу церкви Филадельфийской, – что из сатанинского сборища, из тех, которые говорят о себе, что они иудеи, но не суть таковы, а лгут, – вот, Я сделаю то, что они придут и поклонятся пред ногами твоими, и познают, что Я возлюбил тебя" (Откр. 3, 9).

Взирая оком веры на то, что творил Господь перед нашими глазами, прилагая ухо сердца и разума к событиям наших дней, сопоставляя видимое и слышимое с вещаниями Слова Божия, я не могу не чувствовать и не сознавать пододвигающейся к нам великой, чудесной и радостной тайны Божия. домостроительства: иудействующие ненавистники и гонители Церкви Божией, стремящиеся к посрамлению и уничтожению ее, по премудрому изволению Промысла, ведут ее к очищению и укреплению, чтобы "представить ее <Христу> славною Церковью, не имеющею пятна, или порока, или чего-либо подобного, но дабы она была свята и непорочна" (Еф. 6, 27).

И в свое время, ведомое лишь Единому Владыке времен, это, по строгому выражению сына громова [36], "сатанинское общество" [37] склонится пред чистою Невестою Христовой, побеждаемое ее святостью и непорочностью и, может быть, устрашаемое выявившимся образом антихриста. И если отвержение единоплеменников Апостола Павла было, по его словам, "примирением мира <с Богом>, то что будет принятие их, как не жизнь из мертвых?" (Рим. 11, 15).

"О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия! Как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его!" – хочется воскликнуть вместе с богодухновенным Апостолом" [38].



Простите, друзья мои, если я дерзко присвоил себе не дарованное – и отважился заглянуть в таинственное будущее: опору для этого дерзновения я нахожу в живом и пребывающем вовек слове Божием (1 Пет. 1, 23), я понуждаюсь к этому "заглядыванию" и внешними событиями, и требованиями верующей совести. "Кто уразумел, что внешние злоключения случаются по правде Божией, тот, ища Господа, нашел ведение с правдою", – сказал преп. Марк Подвижник [39]. И он же изрек; "Если будешь разуметь согласно Писанию, что по всей земле судьбы Господни [40]: то всякий случай будет для тебя учителем Богопознания" [41].

Кольми паче, – добавлю я, грешный, – должны быть блестящими учителями для нас скорбные и вместе радостные события наших дней!.. "Воистину, – писал мне три-четыре года тому назад один из моих давних друзей в ответ на мое письмо к нему, – воистину, давно уже небо не склонялось так низко к земле, как теперь, никогда действие в мире сем сил невидимых из мира оного не проявлялось так осязательно явно, как ныне".

Если в минуты благоденствия истинно христианской душе свойственно памятование о Промысле Божием, то тем более это памятование естественно и необходимо в дни скорбных испытаний, с коими преимущественно связано откровение явно ощутимого Промысла Господня, верить в который – обязанность христианина, опытно удостовериться в котором – великий дар благодати. Недаром "величайший христианский философ" (Выражение И. В. Киреевского [42] - прим. М. Новоселова) и таковой же подвижник, преп. Исаак Сирин, так часто в своих богомудрых писаниях поучает о Промысле Божием. "Часто, и не зная сытости, читай в книгах учителей о Промысле Божием, – увещевает великий наставник, – потому что оне руководствуют ум к усмотрению порядка в тварях и делах Божиих, укрепляют его собою, своею тонкостию приуготовляют его к приобретению светозарных мыслей и делают, что в чистоте идет он к уразумению тварей Божиих. Читай Евангелие, завещанное Богом к познанию целой вселенной, чтобы приобрести себе напутствие в силе Промысла Его о всяком роде, и чтобы ум твой погрузился в чудеса Божии" (Слово 56-е) [43]. Если внимательное и благоговейное чтение О Промысле Божием просвещает и располагает ум к уразумению действий Промысла, то опытное, ощутительное познание Промысла дается на пути скорбей. "...Умудриться человеку в духовных бранях, – читаем у того же преп. Исаака, – познать своего Промыслителя, ощутить Бога своего и сокровенно утвердиться в вере в Него, невозможно иначе, как только по силе выдержанного им испытания" (Слово 49-е) [44].

Если многие из нас имели возможность в эти годы испытаний неоднократно убеждаться в ясно ощутимых действиях Промысла Божия в их личной жизни, то эти же испытания призывали и призывают нас увериться в особом Промышлении Божием о святой Божией Церкви. Хотя внимательные к прошлым судьбам Церкви Христовой имеют всегда в этом прошлом достаточно оснований для веры в неодолимость ее вратами ада [45], тем не менее и для них не бесполезно воочию удостовериться в истине обетования Господня о сей неодолимости. Разумеется, чтобы зреть свершение этого обетования в наши тяжкие и лукавые дни, нужно трезвением и молитвою изощрять око веры, которое одно способно созерцать тайны чудного домостроительства Божия. Этому изощрению ока веры способствует свет очистительного огня скорбей. Вера, побеждающая мир (1 Ин. 5, 4), необходима и для созерцания победы, которая не сразу становится явной для внешнего ока, ибо действующее в христианстве таинство креста производит благодатию Божиею то, что видимое чувственным глазом поражение есть для духовного зрения победа (Ин. 12, 32–33) (см. также 2 Кор. 1, 5; Рим. 8, 17; Кол. 1, 24; 2 Тим. 2, 12) [46]. Сию победу веры, дорогие друзья мой, и да поможет нам зреть и этим зрением укрепляться к новым победам благодать нашего победоносного Вождя Господа Иисуса Христа!

Не будем дивиться всеобщему оскудению веры и любви: "Сын человеческий, пришед, найдет ли веру на земле?" [47] – вопрошал Господь 2000 лет тому назад, и Он же тогда предсказал, что "по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь" (Мф. 24, 12).

Не будем удивляться, видя забвение и пренебрежение "образом здравого учения", ибо в первые дни христианства Дух Святый изрек устами великого Апостола языков, что "будет время, когда здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые льстили бы слуху; и от истины отвратят слух" (2 Тим. 4, 3–4).

Не будем тревожиться тем, что Церковь Христова из "господствующей" стала гонимой: по Апостолу, огнем испытывается золото, огненными искушениями – наследие Христово (1 Петр. 1, 6–7); или "Делатель и Зиждитель... чистительную же лопату рукою прием, всемирное гумно всемудре разлучает, неплодие паля, благоплодным вечный живот дарует" [48]; испытаниями очищается и сохраняется "остаток", предуставленный к вечной жизни (Деян. 13, 48). И потому не будем искать поддержки со стороны мирской власти, ибо не покровительством государства тверда была Церковь: это покровительство часто обессиливало ее, лишало внутренней мощи, в ней живущей, и искажало подлинный лик ее. Не будем падать духом от умаления числа чад Истинной Церкви, ибо не во множестве их, "имевших вид благочестия, силы же его отрекшихся" (2 Тим. 3, 5), обретала Церковь силу свою, – обилие таковых не умножало крепости ее: сила и краса Невесты Христовой – в возлюбленном Женихе ее и "избранных" Им "друзьях Его".

Вложим в сердца наши слово Господа: "Не бойся, малое стадо! ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство" (Лк. 12, 32), и другое слово Его, обращенное к Ангелу церкви Филадельфийской: "Ты не много имеешь силы, и сохранил слово Мое, и не отрекся имени Моего... И как ты сохранил слово терпения Моего, то и Я сохраню тебя от годины искушения, которая придет на всю вселенную, чтобы испытать живущих на земле" (Откр. 3, 8, 10),

Не будем смущаться и неверностью множества пастырей и архипастырей, как явлением неожиданным: это не новость для Церкви Божией, нравственные потрясения которой, исходившие всегда от иерархии, а не от верующего народа, бывали так часты и сильны, что дали повод к поучительной остроте: "если епископы не одолели Церкви, то врата адовы не одолеют ее".

Не будем недоумевать и пред тем, что часто простецы иноки и рядовые миряне больше архипастырей обнаруживают не только ревности о деле Божием, но и разума духовного: и раньше "уши народа оказывались, – по словам св. Илария Пиктавийского [49], – святее сердец иерархов". Не одними иерархами утверждалась и утверждается крепость Церкви Божией, не ими и не учеными богословами хранится святое достояние ее – Дух Истины, почивший на славных первенцах ее: перенося из века в век свое небесное сокровище. Церковь Христова блюдет его при посредстве тех, имена коих написаны в книге жизни, а не в ставленнических грамотах и ученых дипломах, ибо подлинное самосознание церковное движется не по пути иерархичности и учености, а по руслу святости.

Итак, не будем дивиться всему вышесказанному и многому другому, совершающемуся на наших глазах, ибо все сие предуказано, и не раз, Духом Святым; и не будем унывать, взирая на потопляющую будто "дом Божий" "тайну беззакония", ибо "деется" она "пред взорами Бога", пекущегося о Церкви Своей и людях Своих несравненно больше, чем печется мать об единственном чаде своем.

Вот в это попечение, милые друзья мои, мы должны верить всем сердцем и всем разумением нашим. А вера в Промышление Божие о Церкви связана неразрывно с правой верой в самое Церковь, Господом Иисусом Христом возглавляемую и руководимую, Духом Истины исполняемую и животворимую, Богом Отцем очищаемую и возращаемую [50] и всей Святой Троицей к последней цели бытия направляемую.

Об этой правой вере в Церковь мы побеседуем, если Господь благословит, в следующий раз, а теперь прошу не сетовать на меня за крайнее многословие, обнаруженное в настоящем письме: простите, – короче не сумел сказать.



В молитвах не забывайте любящего вас брата о Господе...



[1] Ср.: одно и то же слово греческого оригинала переведено как "зло" (в данном месте) и как "лукавый", т. е. диавол (в молитве Господней).

[2] Ин. 8, 44.

[3] "Душею и телом да освящуся, Владыко, да просвещуся, да спасуся, да буду дом Твой причащением священных Тайн, живущаго Тя имея в себе со Отцем и Духом, Благодетелю Многомилостиве" (Православный Молитвослов и Псалтирь. М., Издание Московской Патриархии, 1988. С. 76).

[4] "...Святынь Твоих часть приемля, соединюся святому Телу Твоему и Крови, и имею Тебе во мне живуща и пребывающа, со Отцем, и Святым Твоим Духом. Ей, Господи <...> даждь ми, даже до конечнаго моего издыхания, неосужденно восприимати часть святынь Твоих, в Духа Святаго общение, в напутие живота вечнаго и во благоприятен ответ на страшнем суд ищи Твоем..." (Там же. С. 78).

[5] Парафраз прошения из многолетия, например: "Священнослужителям, церковно-приходскому совету, прихожанам святаго храма сего и всем православным христианам подаждь, Господи, благоденственное и мирное житие, здравие же и спасение, и во всем благое поспешение, и сохрани их на многая лета" (Из службы на Новый Год // Последование молебных пений. М., 1913. Л. 12).

[6] Откр. 2, 13.

[7] Ин. 12, 10.

[8] 1 Пет. 4, 12-14.

[9] Выражение из литургийных ("Сия есть Самая Честная Кровь Твоя") и других церковных молитв.

[10] Ср.: "Мое царство не от мира сего есть" (Ин. 18, 36).

[11] 2 Кор. 5, 17.

[12] Триодь цветная. М., 1975. Л.

[13] "Яко начатки естества насадителю твари, вселенная приносит ти Господи, Богоносныя мученики: тех молитвами, в мире глубоце, церковь твою, жительство твое, Богородицею соблюди многомилостиве" (Иерейский молитвослов. М., 1913. Л. 100).

[14] "Иже во всем мире мученик твоих, яко багряницею и виссом, кровьми церковь твоя украсившися, теми вопиет ти, Христе Боже: людем Твоим щедроты Твоя низпосли: мир жительству Твоему даруй, и душам нашым велию милость" (Там же. Л. 99 об.).

[15] Мф. 13, 31.

[16] 1 Пет. 4, 12.

[17] Указ о веротерпимости, изданный в 313 г. в Милане имп. Константином Великим.

[18] Выражение, имеющее источником Откр. 3, 15 - обращение к Ангелу Лаодикийской церкви ("ты ни холоден, ни горяч"; "горяч" по-славянски - "тепл").

[19] Выражение св. Димитрия Ростовского, обличавшего нерадивость современного ему духовенства такими словами: "что тя приведе в чин священный? то ли, дабы спасти себе и инех? Никакоже, но чтоб прекормить жену и дети и домашния <...> Разсмотри себе всяк, о освященный человече! <...> Поискал Иисуса не для Иисуса, но для хлеба куса" (Проповедь в неделю св. жен-мироносиц // Сочинения святаго Димитрия, митрополита Ростовскаго. Т. 2. 4-е изд. М., 1827. С. 193).

[20] Как цветы полевые (церк.-слав.); ср.: "Процвела есть пустыня, яко крин" (ирмос воскресного канона 2-го гласа, песнь 3-я // Октоих. Ч. 1. М., Издание Московской Патриархии, 1981. С. 214).

[21] Происхождение этой формулы не установлено: возможно, в ее основе - мотив подражания Иисусу Христу, молившемуся в Гефсимании до кровавого пота (Лк. 22, 44); ср. также: "многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие" (Деян. 14, 22), "без пролития крови не бывает прощения" (Евр. 9, 22) и др. Отцы-аскеты рассматривали монашеское делание и особенно подвиг послушания как "мысленное исповедничество" (Иоанн Лествичник. Слово 4, гл. 5). "Мы <...> подъемлем мученичество иным образом: вместо отсечения членов отсекаем волю свою; вместо излияния крови извергаем греховные помыслы и пожелания; вместо тиранических мук терпим нападения бесов и неприязни со стороны мира" (Феодор Студит. Подвижнические монахам наставления, гл. 145). Формула "даждь кровь и приими дух", т. е. "потрудись до пролития крови и получишь духовное дарование", является своего рода девизом старчества; см. книгу прот. Александра Соловьева "Старчество по учению св. отцов и аскетов" (Семипалатинск, 1900), где она помещена на титульном листе в качестве эпиграфа.

[22] "Силою креста, проникающею даже пустыни и везде блистающею благодатию его обуздана злость демонов" (Собеседования Египетских подвижников. Собесед. 7-е, гл. 23 (Об ограничении власти демонов) // Писания преп. отца Иоанна Кассиана Римлянина, 2-е изд. М„ 1892. С. 296).

[23] "Иные <бесы> стараются внушить людям не только ложь, но и богохульство. Мы были свидетелями этого дела, слышали, что демон явно сознавался, что он чрез Ария и Евномия произвел нечестие святотатственного учения. Также и в 3 кн. Царств читаем, что один из этих духов говорил: я выйду и сделаюсь духом лживым в устах всех пророков его (Израиля) (3 Цар. 22, 22. 2 Пар. 18, 21). Апостол, обличая обольщающихся ими, так говорит о них: внимая духам обольстителям и учениям бесовским, через лицемерие лжесловесников (1 Тим. 4, 1-2)" (Собеседования Египетских подвижников. Собесед. 7-е, гл. 32 (О разности занятий и воли нечистых духов) // Там же. С. 303-304).

"... дьявол <стараясь отдалить людей от Бога> воюет с ними пятью кознями: еллинством, иудейством, ересями, противо-православным образом жизни и (неразумными) подвигами добрых деланий. Еллинством прельщает людей, любящих так называемую внешнюю мудрость; иудейством прельщает евреев <...>; ересями прельщает суемудрых богочтецов, удаляя их от православия" (Слово 44-е // Симеон Новый Богослов. Слова подвижнические. Вып. 1. М., 1892. С. 356-357).

[24] 1 Тим. 2, 2 (церк.-слав.).

[25] Мф. 28, 15.

[26] Имея в виду содержание приводимых ниже цитат, а также примечание Новоселова на с. 118, речь может идти о проф. Киевской Духовной Академии Н. И. Щеголеве, статья которого "Судьбы Церкви Божией на земле" подробно рассматривается в Письме XX. Однако сами эти цитаты в указанной статье не обнаружены (к тому же Щеголев писал эту статью во второй половине, а не в начале XIX в., как указывает Новоселов в прим. на с. 117), поэтому вопрос об их авторе должен считаться открытым.

[27] Откр. 12, 1.

[28] Парафраз Мф. 5, 15.

[29] Источник цитаты не установлен, см. прим. X, 26.

[30] Быт. 3, 15.

[31] Источник цитаты не установлен, см. прим. X, 26.

[32] См. прим. X, 26.

[33] Источник цитаты не установлен.

[34] В этом псалме Давид призывает праведного не гневаться при виде благоденствия нечестивых и особенно подчеркивает непрочность их положения и неизбежность их падения: "будущность нечестивых погибнет", праведные же "наследуют землю".

[35] Речь идет о еврействе, сыгравшем большую роль в революции и гонениях на Церковь.

[36] В данном случае - Иоанна Богослова; именами Воанергес, то есть "сыны громовы", нарек братьев апостолов Иакова и Иоанна, сыновей Зеведеевых, сам Иисус Христос (Мк. 3, 17). "Значение имени, данного Иоанну, полнее всего раскрывается из Апокалипсиса, где он является слышателем и вестником небесных громов" (Прот. Сергий Булгаков. Святые Петр и Иоанн. Два Первоапостола. Paris, YMCA-PRESS, 1926. С. 47).

[37] "Сонмище сатанино" - Откр. 2, 9; 3, 9.

[38] Рим. 11, 33.

[39] Слово 2-е (О думающих оправдаться делами), § 65 // Преподобного и богоносного отца нашего Марка Подвижника нравственно-подвижнические слова, 2-е изд. Сергиев Посад, 1911. С. 34.

[40] Пс. 104, 7.

[41] Там же, § 66. С. 34.

[42] "Исаак Сирин, глубокомысленнейшее из всех философских писаний" (Киреевский И. В. В ответ А. С. Хомякову // Полн. собр. соч. Т. 1. М., 1911. С. 119).

[43] Слова подвижнические, 56 // Творения иже во святых отца нашего аввы Исаака Сириянина, подвижника и отшельника, бывшаго епископом христолюбивого града Ниневии. 2-е изд. Сергиев Посад, 1893. С. 282.

[44] Там же. С. 222.

[45] Мф. 16, 18.

[46] И когда Я вознесен буду от земли, всех привлеку к Себе. Сие говорил Он, давая разуметь, какою смертью Он умрет" (Ин. 12, 32-33).

"Ибо по мере, как умножаются в нас страдания Христовы, умножается Христом и утешение наше" (2 Кор. 1,5).

"...Мы - дети Божии. А если дети, то и наследники, наследники Божии, сонаследники же Христу, если только с Ним страдаем, чтобы с Ним и прославиться" (Рим. 8, 16-17).

"Ныне радуюсь в страданиях моих за вас и восполняю недостаток в плоти моей скорбей Христовых за Тело Его, которое есть Церковь" (Кол. 1,24).

"...Если терпим, то с Ним и царствовать будем; если отречемся, и Он отречется от нас" (2 Тим. 2, 12).

[47] Лк. 18, 8.

[48] Канон утрени, песнь 5, тропарь 2 // Минея. Январь. Ч. 1. М., Издание Московской Патриархии, 1983. С. 241.

[49] Имени Илария Пиктавийского нет в православных церковных календарях, однако его святость засвидетельствована не только западной церковью, но и отзывом V Вселенского собора.

[50] 1 Кор. 3, 7. 
ნანახია: 571 | დაამატა: paterzaqaria | რეიტინგი: 0.0/0
სულ კომენტარები: 0
კომენტარის დამატება შეუძლიათ მხოლოდ დარეგისტრირებულ მომხმარებლებს
[ რეგისტრაცია | შესვლა ]

ახალი ამბები (НОВОСТИ)

ჰოსტერი uCoz