მე ვარ მწყემსი კეთილი და მწყემსმან კეთილმან სული თვისი დასდვის ცხოვართათვის

ალმანახი

გრდემლი

ანტიეკუმენისტური და ანტიმოდერნისტული ელექტრონული გამოცემა

საიტის მენიუ


სექციის კატეგორიები

ელექტრონული ჟურნალი ალმანახი [2]
день - за - днем [173]



ИВЕРИЯ С ОРУЖИЕМ ПРАВДЫ В ПРАВОЙ И ЛЕВОЙ РУКЕ_

Владимирова Елена, Польша (редактор сайта «Защитник Православия»)


გადმოწერა

 

» შესვლის ფორმა

სულ ონლაინში: 1
სტუმარი: 1
მომხმარებელი: 0
mail.


contact us :

zaqaria8@mail.ru

მთავარი » 2011 » მარტი » 14 » рубрика "Церковное благочестие '
13:30
рубрика "Церковное благочестие '


Церковное благочестие — это система правил, канонов, традиций, принятых Православной Церковью.


О постах, для которых полагаются свои часы, дни и недели (пощение на несколько часов)

 

Питье или ядение прежде окончания обедни в праздники

 

Посты не составляют праздничного времени: но они или приготовляют к какому либо великому празднику или сами по себе составляют службу Богу почти всегда совместно с будничною работою или деятельностью. Посему там, где говорится о служении Богу, в особенные вре­мена,—там вслед за воскресными и праздничными днями должна быть речь и об них. На первом месте поставим только краткие говейные часы. Так например, не следует пить и есть в праздники до обедень и прежде окон­чания обедни. В праздники пост не полагается «во всем его объемы», т. е. и в качестве пищи и в количестве ее и в отдаленности часа, когда принять пищу. Но если ка­чество пищи, как в самый пост, непременно соблюдает­ся, то ослабляются последние требования поста, т. е. коли­чество принимаемой пищи и отдаленность часа для принятия ее. Праздники составляют не дни сетования или печали, но дни особенной радости для духа, особенности милостей Божиих, которые и додаются верующему христианину бо­лее в это самое время, чем в простые дни. Но какой же, после этого, смысл иметь пощенье в праздник, если оно между тем бывает выражением печали о грехах? Не один смысл и не одна цель у поста, но несколько. Пощенье в праздники до известного часа необходимо, как подспорье, как товарищ молитве: потому что с одной стороны — первое, чем святится Богу каждый праздник, есть молитва, а с другой—с молитвою имеет тесную, дружественную связь пост (Мф.17,21). Значит и необходимо удер­живаться от пищи и питья каждый раз до обедни в воскресенье и праздники, как в часы всецело посвящае­мые на молитву. В самом деле, не труднее ли нам обра­щать к Богу молитвенный дух, если мы поели или толь­ко пили до обедни в воскресенье? Затем, следует ли разрешать хоть в этот день на трапезу прежде того времени, ч-м за литургией совершится трапеза Христова, или бескровная жертва? Не лишает ли себя в таком случай христианин права и дозволения принять антидора или прос­форы, принятие которых освятило бы его душу и тело? Говорят иные к извинению себя: «привыкли уж мы к раннему чаю или к ранней еде». Но ради этой привычки сливать утро светлого праздника или каждого воскресенья с днями будничными, показывает и невнимание к празд­нику и детскую зависимость от ничтожной привычки. Уже­ли же трудно пожертвовать каким нибудь чаем для празд­ника и для обедни? Даже не приятнее ли устроить для се­бя такое разнообразие, чтоб раз в неделю не пить утром чаю или не поесть ничего, чем подряд круглый год встречать каждое утро с каким-то нетерпеливым ожиданием чая или куска хлеба? (Отсюда тяготит некоторых неядение и в то одно утро, когда готовится приобщиться Св. Таин). Говорят еще: «не ради одной привыч­ки пьем чай или ежим рано в воскресный день, но и по нужде подкрепить свои силы». Если силы очень слабы или если ожидает кого особенный какой либо труд впе­реди, до окончания еще обедни,—то это назовем исключением. — Ты, православный христианин, не унижай себя броскостью на ранний чай или на раннее едение в воскре­сенья и праздники ради того только, чтоб быть покорным слугой своей привычки и не отказать себе в привычном удовольствии.

 

Неразличие часов относительно пищи после полуночи на постный день

 

После 12 часов ночи настает не только вполне цер­ковный день, но и начинаются естественные сутки. Это уже глубокое утро следующего дня. Мироносицы после полуночи явились у гроба Господня, и—Господь уже быль воскресшим: а Он должен был воскреснуть, по предсказанию пророков и Своему, не в субботу, а в третий день после Своей смерти. И так безразборчивости в столе скоромном после полуночи на день постный не должно быть. Есть скоромные кушанья и до излишества употреблять охмеляющие напитки на среду или пятницу или же на первый из дней поста в счет предыдущего дня, это есть лукавство совести и пренебрежение к уставам церковным. Истинный сын Церкви не допустит себе такой безразборчивости. Скорее же может каждый разрешить на малое питье или еденье скоромного после полуночи с постного дня на ско­ромный, например, после пятницы на субботу: это может случиться в дороге и при недостатке постной пищи.—Ты, христианин, будь на сей раз «верен и в малом», чтоб при­готовить себя на верность «во мнозе» (Лк.16,10) относительно подвига постного.

 

О несоблюдении однодневных постов

 

Несоблюдение поста в среду и пятницу

 

Постная, а не иная, пища в эти дни принята в пра­вославной Церкви от самых первых времен христианства (Петр.алекс.пр.15). В среду пост полагается в память того, что тогда был предан на страдания (продан, обещан на словах) Господь наш, Иисус Христос, а в пятницу—ради самых страданий и распятия Его. Следовательно кто не хочет поститься в сии дни этим малым пощением, как перемена пищи с молочной и мясной на рыбную или ра­стительную, кто совсем безразлично принимает в настоящем случав дни в недели, даже не помнит, когда бывает постный день: тот, кроме непослушания правилам церковным, показывает в себе малое благоговение к искупительной жертве Спасителя мира. Пусть целые посты иной или иная и соблюдают. Но когда среди мясоястия сплошь по средам и пяткам они едят и пьют скоромное: это значит, что разрешив раз на скоромное, уже нисколько не хотят ограничить спою плоть и свое чрево. А между тем прекрасным ограничением для них было бы после нескольких дней мясного стола вдруг очутиться на постной и простой пище, хотя и всего на один день. Та­кая готовность в каждую пору отказаться от чревоугодия очень полезна христианину вообще для самообладания. (Вместе с тем, по удостоверению медицины, эта перемена в каждой неделе скоромной пищи на постную приносит пре­красную пользу здоровью: она сдерживает сгущение крови, помогает очищению желудка, дает время отдохнуть пищеварительным органам, наконец,—приятно разнообразит пишу)-—Православный христианин, постись «двакраты» в неделю (Лк.18,12): чем чаще будут подобные твои лишения для Господа Бога, тем больше будут твоих приобретений для духа и вечной жизни.

 

Нехранение в строгом посте дней: «Усекновения главы Предтечи, Воздвижения Креста и пред праздниками Рождества Христова и Богоявления»

 

Постный устав о первом из этих дней определяет: «ниже рыб подобает вкушати, да не сообщницы явимся Иродову чревоугодию». Здесь в одном дне сходятся два воспоминания: рождение на свет Ирода и преставление от света св. Предтечи; последнее событие было последствием первого. Хоть «усекновение главы Предтечи»—праздник: но может ли христианин, поставив для себя в этот день праздничную трапезу, не встретиться мыслью с пиршеством Ирода, которое окончилось кровавою жертвою? Посему для христианина бывает в этот день строгий пост, которым выражается живейшее участие в страданиях и смерти Крестителя.— Относительно второго дня в постном уставе сказано: «сыра и яиц и рыбы никако же дерзнем коснутися». Хоть тем боле воздвижение креста, на котором распят Господь наш, есть праздник и утешение для верующих душ: но в виду креста кто не придет к живейшему воспоминанию своих грехов, ко­торые и вознесли Господа на крест? кто при этот не вспомнить о страстях Христовых? Посему для христианина в этот день также полагается строгий пост. О пощении накануне праздников «Рождества и Богоявления», которое относительно качества или рода пищи одинаково с первыми днями, еще прибавляется; «совершенно ядим по отпуске вечерни». Это, так называемые, «сочельники». Пер­вый из них, или рождественский, дает мысль о вечерней звезде, к которой по преданию может приближаться наше говенье и которая напоминает об усердном исканий волхвами родившегося Христа, как усердно и христианин го­товится встретить праздник Рождества Христова; а второй— крещенский приводит на память крещение Господа на Иopдане (по преданию оно последовало так же к вечеру,  и вместе с тем—требует, поститься до богоявленской воды.—Христианин! если тебя застигают эти однодневные посты вдруг, как особенно среди праздника святок «со­чельники»: то здесь, между прочим, и прекрасный нам с тобой урок не пристращаться к сладким и тучным блюдам.

 

Нарушение недельных постов

 

Извращение цели сырной недели

 

Сырная неделя вовсе не принадлежит к числу церковных праздников. Предназначение ее: быть легким переходом от мясоястия к строгому посту. В церковных книгах о ней сказано: «сырная седмица установлена свят, отцами ради никоего предочищения, дабы мы не впали в уныние, перешедши внезапно от мясояедения и многоядения к крайнему воздержанию в пище; так же для того, чтоб не было какого либо вреда для нашего тела. Так как пост четыредесятницы строжайший из постов, то Церковь приготовляет к нему дух христиан еще прежде сырной недели своими чтениями и песнопениями, которые пробуждают чувство покаяния. На сырной же неделе она хотела бы подготовить к подвигам поста и самое тело наше. Посему на этой неделе она полагает вообще полупост: «ядим дважды днем сыр и яйца». В среду и пятницу стол в этом же роде предлагается иметь только «единою днем». В эти дни уже и не бывает обедни, уже начинаются великопостные поклоны. Между тем что же? Сырная неделя везде проводится так, что не толь­ко не приготовляет к великому посту, напротив—на каждом шагу, как нарочито, разрушает приготовления к нему. Тогда вот каждый день утром делают полуобед, которого раньше не было же и который решительно идет в разрез с поздним ядением и питьем во дни ожидаемого поста, особенно в первые дни его; допускаются пирования, у простых—где случится, а у состоятельных— в домах собственных и в клубах общественных, и— опять сряду несколько дней; делают временные балаганы, где забавляют простой народ и пляской и прибаутками; устрояются искусственные горы для ската по ним, приятного бы только для детской натуры: рядом же с этими пунктами увеселений идет продажа разных снедей и веселых питий, и тут -то истрачиваются те деньги, который могли бы восполнить заработки, опущенные по случаю недельного говенья в пост; наконец придумано столько за­бав, представляется кругом столько рассеянности, что подобного нет во всякое другое время года. Отличительный же характер этих забав и этой рассеянности на сырной неделе: улица и во многих местах безобразие. И вот привыкших в продолжение недели к такому пресыщению, к нетрезвости, увеселениям и к уличной рассеянности вдруг застигает пост с своим сухоядением, поклонами, покаянием, уединением! Как же трудно и довольно воз­держному человеку сделать этот быстрый переход от до­вольства к скудости, от смеха к плачу о грехах! От­сюда великопостный колокол бесполезно издает смиренные свои звуки, приглашая в церковь к службам первого дня: отсюда тяжелые вздохи о сырной неделе, проведенной беспорядочно; отсюда раздражительность в домашней жизни и скука на все окружающее. Тем более как тяжело невоздержным то людям вступить в велики пост! Отсюда нетрезвость некоторых из них даже и в первый день поста; отсюда вопиющее безобразие масляницы своего рода для извозчиков и прислуги. Боже мой! какое же это извращение благих преднамерений Церкви! какое отвлечение от поста вместо приготовления к нему,—затруднение его для себя во всех отношениях вместо облегчения! И при всем этом никто из тех, которые так проводят сырную не­делю,—никто не сознает, что совсем иначе следовало бы проводить ее: не находят тут ничего странного, потому что так уж масляница проводится издавна. Самые бедные, с трудом приобретающие себе насущный хлеб,—и те тратятся на прихоти ее. Не лучше ли было бы совсем не назначать этой приготовительной недели к посту в виду того, что так извращают смысл и цель ее? Но ради существующего зла несправедливо было бы отказать существованию добра: так и ради злоупотребляющих сырною не­делею не исключается она, потому что есть же такие для которых она служить приготовлением к подвигам поста.— Искренний сын Церкви! припомним себе на этот раз внезапность Ноева потопа и дней Лотовых. Потоп вдруг застиг людей, которые были «ядущи и пиющи» (Мф.24,38); так и огонь содомский ниспал тогда, как люди «ядяху и пияху» (Лк.17,28). Значит в том и другом случае грозные события с особен­ною неожиданностью сказались тем, которые были преданы невоздержанию: невоздержание-то, не помнящее Бога, и было обстоятельством, предваряющим столь грозные события. Ах! Если б это сравнение, т. е. внезапности великого поста после увеселений сырной недели с внезапностью тех грозных событий, так подействовало на нас, что мы поло­жили бы твердую решимость на будущее время проводить сырную неделю только по намерениям Церкви, а не по извращенным понятиям и грешным обычаям миpa!

 

Рыбный стол и вино в те дин постов, когда нет на них разрешения

 

По правилам Церкви те христиане, которые без вся­кой нужды и без всякого различия дней употребляют в посты, особенно в великий, и рыбу и вино, «в прещение их сластолюбия», не удостаиваются приступить к Св. Тайнам в пасху (Номокан. 225). Эта епитимия была чувствительною для древних христиан, которые кроме приобщения среди вел. поста приобщались и в день пасхи. Ныне она, конечно, не устрашит плохих постников. Но преслушание Цер­кви не должно ли смущать совесть богобоязненного сына ее? но чрезмерное ослабление для себя поста не уменьшает ли для нас и награду за него и не отнимает ли у не­го пользу? В самом деле, разве это подвиг поста, если только не едим мясного и молочного, но рыбное и вино дозволяем себе сряду не только в успенский, петров в филиппов посты, а даже в четыредесятницу, среди ко­торой между тем рыбный стол разрешается только дваж­ды: в праздник «Благовещения» и в «Вербное воскресенье»? Это лишь один шаг вперед от решительного нарушения постов. Рыбная пища только менее утучняет тело, чем мясная. Она также не обходится без закалания, или пролития крови, как и пища животная. Велик ли это отказ себе, чтоб не есть лишь мяса, а питаться изо дня в день рыбой и употреблять вино, сколько душа захочет? Говорят: к чему еще такая разборчивость в постном столе? довольно, если ядим постное, а не ско­ромное». Нет; разборчивость кажется излишнею только при легком взгляде на дело. А в сущности качество са­мой постной пищи важно; глумиться, например, нечего над тем, что уставом церковным в Лазареву субботу раз­решается икра рыбная, но нет разрешения на самую рыбу: найдем разницу и между икрой и рыбой, если всмо­тримся. В раю что же было запрещено: количество или качество пищи? Не последнее ли, так как мера ядения не была особо указана, но был определен самый плод древа? Иные слагают с себя точное по уставу соблюде­ние постов «болезнью и особенною слабостью сил». Больным и слабым, действительно, пост ослабляется; так, например, жене, разрешившейся от бремени, дозволяются масло и вино даже на страстной неделе (Тимоф.алекс.10). Только должны бы слабые и нуждающиеся в ослаблении для себя постного устава советоваться со священником: «священнослужитель (сказано) разрешит употреблять... или елей или вино». А когда пройдет слабость, когда укрепится здоровье и вместе с тем уменьшатся труды занятий, как, например, под старость лет: тогда должны бы они снова с посте­пенностью возвратиться к строгому посту, например, в вел. пост сначала разрешать бы себе рыбную пищу только по субботам и воскресеньям, а потом и совсем отстать от нее, кроме дозволенных дней.—Ты же, верный сын Церкви, старайся соблюдать посты в точном смысле уста­ва! И не будь так слаб в своих правилах, чтоб лег­ко склоняться по просьбе других на рыбную пищу в тот или иной день среди великого поста, когда между тем не был намерен есть рыбы, и дома у себя не приготовлял же ее. А если в точности почему либо не выдержишь поста, то по крайней мере не считай себя правым. Коли не исправен, то и проси у Бога прощения.

 

Пресыщение и постною пищею

 

В правосл. Церкви пост должен быть соблюдаем не только в качестве пищи, но и в количестве ее. Нуж­но употреблять самой постной пищи не более, как тре­буется для поддержания жизни, и по мере понесенных или только ожидаемых трудов; например, рабочим людям из­винительно большее количество постной пищи. Посему пост не имеет совершенства, если употребляют постную пищу до пресыщения, до болезни, если придумывают многие постные блюда с разными приправами и сладостями или же в двух-трех постных блюдах бывают слишком невоздержны; если в пост прибегают к разным лакомствам, и так-то каждый день. Святые угодники в посты ели столько, что можно было считать их как бы голодными.—Впрочем мы не смущаем тебя, послушный сын Церкви, если ты иногда бываешь невоздержен или особенно изыскан, соблюдая буквально пост. Не говорим тебе, что у тебя поста совсем нет. Мы назовем тебя добрым постником и за то уже. что ты отказываешь себе, например, в вел. пост, в рыбе и вине, что питаешься, хоть бы и неумеренно, растительными лишь продуктами. Но благословляем тебя соблюдать пост и в самом посте, например, не есть и не пить часто и много.

 

Неусердие быть в великий пост на одном сухоядении и однократном только в день ядении, как это предлагается постным уставом

 

«Сухоядением» называется пища сухих плодов с хлебом, а иногда и вареная растительная пища, также «укроп с медом», которому у нас может соответство­вать чай. Высшая степень его—хлеб и вода. Такой глу­бокий пост внушается соблюдать среди недель великого поста (Лаодик.50). Тогда же следовало бы есть только однажды в день. Так, например, в первые два дня первой недели великого поста совсем не положено пищи тем людям, которые здоровы и могут вынести такое пощение; в среду после обедни полагается обед, но только из хлеба и вареных овощей: слабым же силами и престарелым ле­тами дозволяется подкрепить себя хлебом раньше, во вторник после вечерни; в четверток опять не положено сто­ла; в пятницу та же трапеза, как и в среду, с прибавлением только разваренного пшена (кутий);—на следующих неделях, кроме суббот и воскресений, полагает­ся употреблять пищу каждый день, но однажды и то не раньше вечера. Вино и масло разрешаются в субботы, в воскресные и праздничные дни среди великого поста. Не говоря о времени, когда произошли такие подробности великопостного устава, мы должны заметить, что правила о строжайшем соблюдений четыредесятницы идут от времен апостольских (Апосмт.прав.68). Св. подвижники, которых и вся жизнь представляла великий пост в строгом смысле, не только со всею точностью соблюдали эти правила о велико-постном пощении, но по усердию выносили гораздо высшие подвиги поста. Между ними были и особые подвижники на сей раз, известные под именем «святых постников», как, например, Иоанн постник, саном патриарх (Четь-мин. под 2 сент.), Симеон дивногорец (- 24 мая), Савва препод. ( - 5 дек.) и друг. Были даже такие, которые, подражая сорокодневному неядению Спасителя, ни­чего не ели в продолжение 40 дней, как, например, препод. Герасим (- март.4, др.патер. гл.4 сказ.83). — Сын православной Церкви! мы указали тебе строжайшие правила пощения и высокие примеры постничества с тем намерением, чтоб ты тем более устыдил­ся своего уклонения от строгостей церковного поста и ста­рался бы приближаться к точному по уставу посту. Вспом­ни еще, что и ныне есть такие люди, которые среди своих работ (поденьщинами) по бедности своей питаются одним хлебом и водой.

Умствования против постов, будто они излишни, или только предлоги к нарушению их

 Указания на пост встречаются во всех книгах св. Писания, Ветх. и Нов. Завета. И самая-то первая заповедь Божия человечеству с видимой своей стороны была о воздержании и посте. А еще раньше—делами миротворения— Господь Бог показал людям разные роды пищи, из которых самый первый есть тот, который составляет те­перь для нас строжайшее церковное пощение; потому что прежде явилась растительная пища (в 4 день), а потом рыбная (в 5 день), наконец и мясная (в 6 день). По книге Бытия (Мф.1,29) видим, что в начале пищею для человека были растения, например, плоды с дерев. (Животным же была назначена только зелень. Так. обр. и этот вопросы «от природы назначено человеку равномерно питаться ра­стительною и животною пищею»,—еще не решителен; напротив, перевес в настоящем случае клонится на сто­рону пищи растительной). Затем,—если о каждом из нынешних четырех постов и не говорится буквально в св. Писаний,—для православного христианина они обязатель­ны вполне потому, что их установила вселенская Церковь, которая есть «столп и утверждение истины» (1Тим.3,15).—В суще­стве дела посты и необходимы и полезны. Они уравновешивают в человеке две природы, телесную и духовную; дают уму трезвенность и чистоту, а сердцу некоторую тон­кость и духовность, если только соблюдаются правильно; имеют большую силу на бесов, так что «сей род ничимже может изыти, токмо молитвою и постом» (Мрк.9,29); они — великая помощь христианину в важных событиях жизни (Деян.13,3), в скорбях и трудностях его (Ин.3,10), как знаем из множе­ства примеров по священ. истории; они делают тело способным выносить продолжительные молитвы: тут уже нет гири, которая бы тяготила тело человека к низу. Как же после всего этого неосновательны возражения про­тив церковных постов! Возражений и немало. Только все эти возражения давно уже известны Церкви и не представляют ничего серьезного. Напрасно каждый из возра­жателей думает про себя, будто говорит что-то новое и неопровержимое. Нет; несоблюдающие постов, если еще оспаривают и осмеивают их (иные отсылают их от себя с презрением к духовенству да простонародью, ко­торые будто теперь единственные постники), — эти люди только «прибавляют грех ко греху». Забыли они слова Самого Спасителя: «да не когда отягчают сердца ваши объядением и пиянством» (Лк.21.34). Особенно легкомысленное рассуждение то, будто «посты ныне не современны». Ужели это средство к ослаблению плотских страстей, указанное евангелием и апостольским учением, перестало иметь свою силу? ужели плоть человека, поврежденная грехом, изменилась и не воюет более против духа?—Затем, и все предлоги к нарушению или только к крайнему ослаблению постов, как-то: «негде взять постного стола, дорог он, слабы мы силами (будто и все ныне сделались больны!), желудок не принимает постной пищи, здоровье упадает от поста»:—все подобные предлоги не вынесут в применении к каждому нарушителю постов строгого испы­тания. Относительно, например, здоровья посты всегда были другом здравия и задатком долговечности. В медицине теперь сознают, что растительная пища больше всего располагает к долговечности: собственно диетой врачи назначают более растительную пищу, чем животную, например, так почти во всех острых и хронических болезнях. Жития святых показывают, что великие постники проживали по сто лет и более. Есть даже целые племена, или народы, которые не употребляют совсем животной пищи, но питаются по условиям своего климата и местности од­ними растениями.—Нет! Ты, сын православной Церкви, никогда не допускай ни возражения ни посмеяния на цер­ковные посты. Лучше же тебе покаяться пред Богом в грехе несоблюдения их, чем еще оспаривать несомнен­ное и святое.

 


კატეგორია: день - за - днем | ნანახია: 772 | დაამატა: paterzaqaria | რეიტინგი: 0.0/0
სულ კომენტარები: 0
კომენტარის დამატება შეუძლიათ მხოლოდ დარეგისტრირებულ მომხმარებლებს
[ რეგისტრაცია | შესვლა ]

ახალი ამბები (НОВОСТИ)

ჰოსტერი uCoz