მე ვარ მწყემსი კეთილი და მწყემსმან კეთილმან სული თვისი დასდვის ცხოვართათვის

ალმანახი

გრდემლი

ანტიეკუმენისტური და ანტიმოდერნისტული ელექტრონული გამოცემა

საიტის მენიუ


სექციის კატეგორიები

ელექტრონული ჟურნალი ალმანახი [2]
день - за - днем [173]



ИВЕРИЯ С ОРУЖИЕМ ПРАВДЫ В ПРАВОЙ И ЛЕВОЙ РУКЕ_

Владимирова Елена, Польша (редактор сайта «Защитник Православия»)


გადმოწერა

 

» შესვლის ფორმა

სულ ონლაინში: 1
სტუმარი: 1
მომხმარებელი: 0
mail.


contact us :

zaqaria8@mail.ru

მთავარი » 2011 » მარტი » 10 » Старец Иосиф Ватопедский
21:13
Старец Иосиф Ватопедский

 

ВОЗДЕРЖАНИЕ И ПОСТ

    После того как отведала Ева от древа преслушания, тайно вошла пагуба. Вот где корни нашего отпадения, отлучения от жизни. И где же взять противоядие? Его тотчас дарует нам воздержание — необходимая узда для нашей изначально падшей природы. Поэтому премуд-

рый учитель Павел разъясняет: Все подвижники воздерживаются от всего1 и: усмиряю и порабощаю тело мое, дабы, проповедуя другим, самому не остаться недостойным2. Это свидетельство — самый показательный пример воинственности духа, столь характерной для того, чья жизнь проходит в подвиге. Если мы желаем исполнить свое главное предназначе-ние, не будем отступать ни на шаг от того подвига, который себе наметили. Блаженны чис-тые сердцем, ибо они Бога узрят3. Побежим так, чтобы достичь цели4. Будем всегда иметь в виду следующее высказывание: чтобы достигнуть воскресения мертвых5 надлежит ни-кому и ни в чем не полагать претыкания, чтобы не было порицаемо служение6.

По этой причине наш Наставник и Спаситель Иисус заложил основы аскетического жи-тия, когда удалился в пустыню после крещения в реке Иордан. Там он избрал пост в качестве первого шага к нашему выздоровлению. И поведен был Духом в пустыню7, и ничего не ел в эти дни8.

Уже во времена Закона Моисеева воздержание и пост в любого рода подвижничестве стояли на первом месте. К посту прибегали в тех или иных случаях все праведники и проро-ки и вообще все, у кого было желание познать Божественную волю, или избавиться от опас-ностей и злоключений, или, самое главное, достигнуть милости Божией, прощения грехов и примирения с Богом.

Источник общечеловеческой несостоятельности и предательства кроется в самолюбии. Это одна из наиболее ужасных страстей, и через сластолюбие она порождает и дает силу всему, что безумно и развратно. Не существует другого средства от этих страстей, кроме воздержания и поста. Такова причина, по которой значительная часть христианского подвига приходится на эти две добродетели. Согласно отцам Церкви, это первая ступень духовной брани.

Все, кто желает освободиться от власти ветхого человека и от всей совокупности поро-ка, должны хранить воздержание и пост как свое единственное спасение и сочетать с ними молитву. Неисчислимы примеры подвижников, которые на протяжении веков с помощью этих средств смогли легко достичь той цели, которую преследовали.

Вот неложное свидетельство великого воина этой священной брани — пророка Давида, который призывает нас сражаться до победного конца: Колена моя изнемогоста от поста, и плоть моя изменися елеа ради9. Вместе с постом он предлагает нам и другие способы са-моотверженного умерщвления плоти. Все они бичуют смертоносное сластолюбие. Бог не сотворил смерти и не радуется погибели живущих10. Ужасы жизни и смерть рождены любовью к удовольствиям и самолюбием, которые человек избрал после падения. Упраздне-ние же этих основных причин тления и смерти — в их прямой противоположности: в само-отверженности. Это и называют «крестом», а также тесным и узким путем, ведущим в жизнь11.

Наш Спаситель и Искупитель желал показать, насколько важно исцелить, упразднить причину тления и смерти. Для этого Он Сам исполнил заповеди и Сам, пребывая с нами во время Своего уничижения, научил нас деятельному пути совершенствования. Так разве не очевидно то, насколько аскеза стала правилом и основным принципом жизни?

Сущность природы нашей двойственна, двойственна и брань подвижника. С одной сто-роны, воздержание телесное, биологическое, а с другой — нравственное и духовное. Необ-ходимо не только физическое воздержание с отказом от всего, на что указала Церковь, но и воздержание во всех остальных наших чувствах, которые могут причинить вред. Смот-рящий с вожделением1 уже согрешил. Когда человека увлекают вкусовые ощущения, он пресекает это воздержанием. Так же надо поступать и с остальными чувствами, чтобы не впасть в безумие. Сколько мы встречаем в истории примеров людей, которые, оставив без внимания свой взор, были увлечены грехом и пагубными страстями! Сколь многие войны и общественные нестроения это повлекло!

Но здесь мы рассмотрели пользу аскезы с точки зрения человеческой страстности. Са-мо устроение ветхого человека доставляет неприятности его близким, поэтому тот, кто это понимает, будет соответствующим образом бороться и избавится от своей «ветхости». Одна-ко основополагающая ценность аскезы заключается в изменении характера, стяжании добро-детелей, совершенствовании человеческой личности, дабы восполнить образ Божий Его по-добием и достигнуть прямого предназначения человека.

Подлинным искателям этого совершенства не понадобится далеко ходить за примера-ми, если только они всмотрятся в жизнь и пример Избавителя и Спасителя нашего Иисуса Христа. Помимо самого подробного описания Его жизни, преисполненной добродетелей, они обретут там Его благословение за то, что стали смело подражать Ему. Это подчеркивает и апостол Павел, стяжавший такое благословение: Будьте подражателями мне, как я Хри-сту2. А сколько подвижников после Павла постарались воплотить в себе образ Христа!

Позволим себе подробнее рассказать о такого рода подвиге, чтобы он стал более по-нятным. Особенно это относится к тем, кого удивляет настойчивость и ревность, с которой люди подвизаются во Христе на более высоких ступенях подвижничества.

Грех первозданных людей был двояким, двоякой была и вина. Нарушением заповеди они отвергли истинность суждения Творца, а это на деле привело к нарушению запрета. Че-ловек осквернил свою душевную красоту и чистоту преслушанием, поскольку пренебрег Божественной волей, велением Божиим. В то же время он, вкусив запретное, извратил и чув-ственную часть своей сущности.

С того времени наша многострадальная природа лишена свободы собственной воли, но страстное начало насильно увлекает ее.

Грех, взяв повод от заповеди, обольстил меня и умертвил ею3. Ибо не понимаю, что делаю: потому что не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю4. Знаю, что не живет во мне, то есть в плоти моей, доброе; потому что желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу: доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю5, так что по внутреннему человеку нахожу удовольствие в Законе Божием; но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих6.

Точное и детальное описание, принадлежащее Павлу, открывает во всей глубине иска-жения, что были порождены преслушанием и падением. Те, кто хочет избавиться от смерт-ного приговора и возвратиться к благим и Божественным обетованиям Спасителя нашего Христа, могут достичь этой цели только в самоотверженном подвиге.

Мы сказали о том, что наше падение и порабощение закону тленности было двояким. Поэтому и брань наша имеет две стороны: как телесную, плотскую — так и духовную. Ибо


живущие по плоти о плотском помышляют, а живущие по духу — о духовном. Помышления плотские суть смерть, а помышления духовные — жизнь и мир1.

Сотворение тела предшествовало сотворению души. По этой причине телесные подви-ги — то, что называют «деятельным» подвижничеством, — предшествуют «созерцанию». Исходя из этого различия все жившие до сих пор подвижники начинали с деятельной формы благочестия, с дел телесных.

В телесной деятельности участвуют чувства, от которых зависит и на которых зиждется наше биологическое существование. Мы полностью зависим от наших телесных ощущений и гораздо легче уступаем их возбуждению, ибо с чувствами связана вся наша жизнь. Об этом знает и коварнейший наш враг диавол, который нападает на нас прежде всего в области ощущений. Он втирается в доверие, ссылаясь на важность жизни, здоровья или даже пресло-вутого «утешения», без которых нам невозможно жить. Под предлогом таких вещей, как жизнь и здоровье, он убеждает делать уступки, якобы необходимые с точки зрения домо-строительства. И приманка врага достигает своей цели, особенно если человек слаб по сво-ему естеству и характеру.

Известно, что наш враг диавол, который воюет с нами неусыпно и неустанно, не может увлечь нас напрямую, без помощи каких-либо уловок. Следовательно, должно быть внима-тельным к различным обстоятельствам нашей жизни и общения. И здесь богомудрые отцы продемонстрировали весь свой талант и внимание, так что сумели свести на нет почти все средства и ухищрения лукавого. В церковном песнопении описывается первопричина наше-го осуждения: Чрез вкушение вывел враг Адама из рая2. Потребность в принятии пищи, без которой невозможна жизнь, заключает в себе приманку врага. Однако все те, которые Хри-стовы, распяли плоть со страстями и похотями3, твердо и мужественно противостали вра-гу и избежали его козней.

Наши отважные предшественники во главу всего подвига ставили глубокую самоот-верженность. Они облеклись в нее, словно в броню, и даже при всей скудости своей пищи соблюдали строжайший пост — поэтому враг ничем не мог их соблазнить. Так они избежали риска впасть в сладострастие, а в сладострастии заключено все неистовство самолюбия и сластолюбия, каковое пленяет свои жертвы благовидными предлогами. Поскольку наша природа связана с материей и теми вещами, в которых присутствует наслаждение, всегда есть опасность соскользнуть в сладострастие, а от него очень трудно избавиться.

Великие отцы произвели разделение между двумя началами, двумя причинами, кото-рые господствуют над нашим естеством. Эти начала во многом сходны друг с другом, но от-стоят одна от другой, елико востоцы от запад4. Одна из этих причин называется потребно-стью, а другая — похотью. Если не провести различия между ними, они так и будут господ-ствовать над человеческой личностью.

Первая из них, пaотребность, — это то элементарное, что необходимо для поддержания нашего естества. Тот, кто подвизается, может ослабить эту потребность как в количествен-ном, так и в качественном отношении, но упразднить ее невозможно. Все, кто следовал пра-вилу быть непритязательным и умеренным, обезвредили врага, нападавшего на них и втор-гавшегося под прикрытием похоти, возбуждая страсти, сей источник поражения и преда-тельства. 

Вторая же, похоть, если находит для себя почву, порабощает себе свободу, волю и всю человеческую личность. Она портит и извращает человеческую природу. Тогда человек, как говорят в народе, не ест, чтобы жить, а живет, чтобы есть, или, скорее, чтобы расточать и гу-бить.

Вкушая пищу, настоящие подвижники избегали злоупотреблять своими вожделениями. Также надлежит поступать и с остальными жизненными потребностями, дабы Господь наш, согласно Своему обещанию, назвал нас верными домоправителями1 и удостоил блаженства. Мы обязаны искупить свое прежнее отречение искренним исповеданием. Это исповедание заключается в том, чтобы бдительно избегать пресыщения, к которому необоримо стремится похоть. Бессмысленность стремления к вожделению всегда очевидна — особенно в наше время и в современном обществе, где преступлены все границы и барьеры, вплоть до того, что ставятся под угрозу здоровье и жизнь людей. А тот экономический разбой, что у нас сей-час перед глазами, нарушает даже изначальную гармонию в самой природе и потрясает ос-новы социальной жизни на международном уровне.

 

კატეგორია: день - за - днем | ნანახია: 689 | დაამატა: paterzaqaria | რეიტინგი: 0.0/0
სულ კომენტარები: 0
კომენტარის დამატება შეუძლიათ მხოლოდ დარეგისტრირებულ მომხმარებლებს
[ რეგისტრაცია | შესვლა ]

ახალი ამბები (НОВОСТИ)

ჰოსტერი uCoz