მე ვარ მწყემსი კეთილი და მწყემსმან კეთილმან სული თვისი დასდვის ცხოვართათვის

ალმანახი

გრდემლი

ანტიეკუმენისტური და ანტიმოდერნისტული ელექტრონული გამოცემა

საიტის მენიუ


სექციის კატეგორიები

ელექტრონული ჟურნალი ალმანახი [2]
день - за - днем [173]



ИВЕРИЯ С ОРУЖИЕМ ПРАВДЫ В ПРАВОЙ И ЛЕВОЙ РУКЕ_

Владимирова Елена, Польша (редактор сайта «Защитник Православия»)


გადმოწერა

 

» შესვლის ფორმა

სულ ონლაინში: 1
სტუმარი: 1
მომხმარებელი: 0
mail.


contact us :

zaqaria8@mail.ru

მთავარი » 2010 » ივნისი » 7 » ТИХОН ЗАДОНСКИЙ. ОБ ИСТИННОМ ХРИСТИАНСТВЕ.
13:40
ТИХОН ЗАДОНСКИЙ. ОБ ИСТИННОМ ХРИСТИАНСТВЕ.

 О сердце человеческом

«Добрый человек из доброго сокровища сердца своего выно­сит доброе, а злой человек из зло­го сокровища сердца своего вы­носит злое, ибо от избытка сердца говорят уста его», — го­ворит Господь (Лк 6:45).

«Сын мой, отдай сердце твое мне» (Притч.23:26)

§ 28. Сердце здесь подразумевается не в пря­мом смысле, поскольку оно есть начало жизни человеческой, как философы рассуждают, но нравоучительно, то есть как внутреннее человеческое состояние, расположение и наклоне­ние. Это видно из следующего апостольского слова: «сердцем веруют к праведности» (Рим.10:10), — и другого, пророческого: «казал бе­зумный в сердце своем: «Нет Бога»»(Пс.3:1), и из прочих мест Святого Писания. Откуда сер­дце уподобляется в Писании сокровищу, в ко­тором или благое, или злое скрывается, как говорит Господь: «добрый человек из доброго со­кровища сердца своего выносит доброе, а злой че­ловек из злого сокровища сердца своего выносит злое». То есть, какое человек внутреннее состоя­ние имеет, такие у него слова и дела внешние являются, и о чем внутри поучается, замышля­ет, старается, то и внешне проявляется. Слово и дело внешнее — вестник и свидетель внутрен­него человеческого состояния. Сердце, в прямом смысле, поскольку есть начало жизни че­ловеческой, у всех одинаковое, то есть у доб­рых и злых, как и прочие естественные органы; но в нравоучительном смысле разумеемое, — не одинаково, но у иного доброе, у иного злое, и прочее.

§ 29. Сердце человеческое само по себе, без благодати Божией, злое, ибо не что иное, как только суетное и злое помышляет, как написа­но: «Помышление сердца человеческого — зло от юности его» (Быт.8:21). Откуда сердце это, как ниже увидишь, называется в Писании «камен­ное»: ибо ни увещаниями, ни угрозами, ни ми­лостью, ни строгостью не преклоняется и не умягчается. Потому Бог обещается верным Своим дать «сердце иное». «И дам им сердце единое, и дух новый вложу в них, и возьму из плоти их сердце каменное, и дам им сердце плотяное» (Иез.11:19). Поэтому о человеке, благодатью Божией не воз­рожденном, говорится: «Сказал безумный в сердце своем: «Нет Бога»». И Господь говорит: «Из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления» (Мф.15:19). И хотя благодатью Божией просве­щен будет человек, однако зло это, из сердца исходящее, чувствует, и должен много труда во всю жизнь прилагать и против природного того бедствия духовно сражаться, ибо непрестанная ему предлежит против того брань. Откуда чита­ем, что и водой и Духом возрожденные, и свя­тые впадают в тяжкие грехи, которые из этого растленного источника проистекают. Поэтому повелено всем верным молиться и просить у Небесного Отца благодати Святого Духа, что­бы смогли противиться тому злу, от сердца про­исходящему, и умерщвлять его. Растлению сердца нашего способствует во вред нам дьявол со злыми своими ангелами и соблазнами мира сего. Отсюда последует, что сердце доброе и богобоящееся не может быть, как только от Бога. Ибо Сам человек сердца своего злого на доброе переменить не может; откуда Псаломник молится: «Сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей» (Пс.50:12). Поэтому всякому, желающему иметь сердце доброе, надо с Псаломником мо­литься Богу о том, чтобы, по милостивому Сво­ему обещанию, подал сердце иное и дух новый, и взял от нас сердце каменное, и подал сердце плотяное, чтобы на нем, как на новых скри­жалях, смог быть написан закон Евангелия Хри­стова, «не чернилами, но Духом Бога живаго, не на скрижалях каменных, но на плотяных скрижа­лях сердца» (2Кор.3:3), как написано: «Но вот завет, который Я заключу с домом Израилевым после тех дней, — говорит Господь, — вложу за­кон Мой во внутренность их и на сердцах их на­пишу его, и буду им Богом, а они будут Моим на­родом» (Иер.31:33).

§ 30. Сердце одно и душу одну иметь — зна­чит иметь великое согласие в учении и воле, как пишется о верных, бывших во дни апостольс­кие: «У множества же уверовавших было одно сер­дце и одна душа» (Деян.4:32).

§ 31. Двоедушие или двоесердечие бывает в том человеке, который языком одно говорит, а мыслит другое. Такого обыкновенно называют все двоедушным, или по-другому назвать мож­но льстецом, обманщиком и лукавым; проти­воположная же этому пороку добродетель — простосердечие.

§ 32. Сердце чистое и правое, согласно Свя­тому Писанию: 1) старается воле Божией следовать; 2) ищет во всех своих делах, словах и начи­наниях славы Божией; 3) печется о пользе ближнего своего, то есть всякого человека. Об этом яснее и пространнее увидишь, чи­татель, ниже.

§ 33. Сердце это — начало и корень всех де­яний наших. Ибо, что ни делаем, мысленно или делом, — сердцем делаем, или добро, или зло. Сердцем веруем или не веруем; сердцем любим или ненавидим; сердцем смиряемся или гор­димся; сердцем терпим или ропщем; сердцем прощаем или злимся; сердцем примиряемся или враждуем; сердцем обращаемся к Богу или отвращаемся; сердцем приближаемся, прихо­дим к Богу или отходим и удаляемся; сердцем благословляем или клянем. На сердце радость или печаль, надежда или отчаяние, покаяние или нераскаянная жизнь, страх или дерзнове­ние. В сердце простота или лукавство. Сердце воздыхает, молится, уповает или напротив де­лает, и прочее. Следовательно, чего на сердце нет, того и на самом деле нет. Вера не есть вера, любовь не есть любовь, когда на сердце не име­ется, а есть лицемерие. Смирение не есть сми­рение, а притворство, если не в сердце; дружба не дружба, а хуже вражды, если внешне только проявляется, а в сердце не имеет места. Поэто­му Бог требует от нас сердца нашего: «Сын мой, отдай сердце твое Мне» (Притч.23:26).

§ 34. Что в сердце зачинается, доброе или злое, то вне, через члены телесные является. И сердце человеческое внешние члены тела, как-то: язык, руки, ноги и прочие, как орудия упот­ребляет к претворению замыслов своих в само дело. Так языком благословляет или клянет, руками похищает или подает, убивает или со­храняет; ушами слушает доброе или злое; но­гами ходит к намеренному месту; другими чле­нами другое намерение свое совершает. Кто доброе и святою верою Христовою очищенное сердце имеет, тот нелицемерно добрые и пло­ды вне показывает; а кто злое сердце имеет, злые и плоды являет, как говорит Господь: «Доб­рый человек из доброго сокровища сердца своего выносит доброе, а злой человек из злого сокро­вища сердца своего выносит злое» (Мф.12:35).

§ 35. Всякое дело человеческое не по внеш­нему, а по внутреннему состоянию сердца и намерению судится. Ибо часто внешнее дело у того и другого одинаково бывает. Но внутрен­нее расположение и намерение различно мо­жет быть. Например, один судья не принимает мзды, и другой не принимает. Первый потому не принимает, что указы монаршие казнью гро­зят, а брал бы, если бы того не было. Другой не берет, чтобы Бога не прогневать преступлени­ем заповеди Его святой. Этот — истинный бес­сребреник, доброе и богобоящееся сердце име­ет. А тот, хотя руками не принимает мзды, но сердцем принимает и потому как мздоимец осуждается. Ибо страх человеческий имеет, а не Божий, человека боится, а не Бога. И потому злое и неверное сердце имеет. Один не крадет потому, что не хочет. Дру­гой не крадет потому, что не может, а крал бы, если бы представился случай. Первый под­линно честен, а второй всегда в сердце крадет. Один дает милостыню ради имени Христо­ва, желая помочь просящему из бедности, а дру­гой — чтобы славу добрую нажить. Первый ис­тинно милостив, а второй — тщеславен. Один входит в церковь вместе с верными мо­литься и славословить имя Божие, а другой — посмотреть церемонии. Одному полезен, а дру­гому неполезен вход в церковь. Ибо и язычни­ки смотрят на церемонию христианскую. Один воспринимает ранг для того, чтобы богатство собрать и большую честь получить, а другой — для того, чтобы обществу и братии своей послужить. У него доброе намерение, а у другого — злое и пагубное. Один проповедник говорит проповедь для того, чтобы показать себя, славу и похвалу от слушателей получить и высокую степень обре­сти. Другой проповедует, чтобы людям пользу принести. У него доброе намерение, а у друго­го — злое. Не убиваешь, не прелюбодействуешь, не крадешь, не злословишь ближнего потому, что боишься суда гражданского — политик ты, а не христианин. Человека боишься, а не Бога. И потому между неверными считаешься, хотя и Христово имя носишь. Не делаешь злого потому, что Бог запретил и боишься Бога прогневать — веры христианс­кой дело есть. Идешь на битву, чтобы корысть получить от неприятеля, обогатиться — не много и по­чти ничем не отличаешься от разбойника, ко­торый для того на людей нападает, чтобы обо­гатиться. Идешь против неприятеля, чтобы Церковь и Отечество свое защитить — по­хвально намерение это. Смотришь на жену просто, без всякого вож­деления, как на создание Божие — нет греха. Смотришь с нечистой похотью — «прелюбодей­ствуешь в сердце своем», как учит Господь (Мф.5:28). Одеваешься в платье, пристойное рангу тво­ему — безгрешно делаешь. Украшаешь себя оде­янием, чтобы пышность показать и почтение от незнающих получить — миролюбец ты и гор­дое сердце имеешь. Просишь у ближнего своего прощения за оскорбление и обиду, боясь суда гражданско­го — мудрость человеческая это. Смиряешься перед братом своим с сожале­нием, что оскорбил его — любви знамение это. Не упиваешься, поскольку не имеешь, чего пить — пьянствуешь в сердце твоем. Не упива­ешься, поскольку грешно — воздержания дело это, истинный воздержник ты. Плачет кто, что потерял богатство или ли­шился чести — печаль века сего и потому не­полезна. Плачет другой, что ближнему не мо­жет отомстить — злобы действие это и печаль пагубная. Плачет третий, что человеколюбца Бога прогневал — такая «печаль ради Бога» (2Кор.7:10) и душеспасительна. Плачешь над мертвым отцом, или братом, или другом, что с любимым разлучился — пе­чаль бесполезная. Плачешь над мертвым, помышляя, что грех нас в такое бедное состояние привел — это плач христианский. Наказывает командир подчиненного, что не почтен или обесчещен им — это гнева и злобы исполнение, а не наказание. Наказывает как законопреступника, и чтобы впредь исправнее себя вел — это наказание правильное есть и на­мерение христианское. Даешь просящему милостыню, чтобы пользу от него какую получить — это купля и торг, а не милостыня. Почитаешь царя или от него посланных, боясь наказания за непочтение — это челове­ческая хитрость. Почитаешь потому, что Бог велел почитать — это христианское дело. Терпишь обиду, поскольку не можешь ото­мстить — невольное терпение. Терпишь обиду добровольно, повинуясь заповеди Христовой — это дело истинного терпения и спасительное. Так и в прочем по состоянию сердечному судится всякое дело — злое оно или доброе. Об этом каждый в своей совести извещается, как видим это и в Святом Писании. Каин и Авель приносили жертву Богу: но «призрел Господь на Авеля и на дар его, а на Каина и на дар его непризрел» (Быт.4:4-5). Мытарь и фарисей моли­лись в церкви Богу; но мытарь оправдан, а фа­рисей отвержен (Лк.18:14). Радовался Закхей, увидев Господа нашего Иисуса Христа (см. Лк.9:3—9), радовался и Ирод (см. Лк.23:8), но Ироду в погибель, а Закхею во спасение обра­тилась радость. Так по внутреннему состоянию сердечному судится перед Богом всякое дело. И хотя быва­ет, что дело внешне кажется добрым, но если происходит от намерения недоброго и непот­ребного, — перед Богом осуждается как непот­ребное. Намерение — как основание, на кото­ром дело созидается. И каково намерение, та­ково и дело: если доброе намерение — доброе дело, если злое намерение — злое и дело совер­шаемое. Отсюда следует, что никого ни хвалить, ни ругать безрассудно не должны мы. Посколь­ку внутреннего человеческого состояния и на­мерения никто, кроме одного Бога, знать не может. «Кто из человеков знает, что в человеке, кроме духа человеческого, живущего в нем» (1Кор.2:11)? Ибо часто бывает, что безумно хвалим того, кто перед Богом окаянен и потому на са­мом деле мерзок; осуждаем того, которого Бог оправдывает, и оправдываем несмысленно того, кого Бог осуждает, и потому грешим.

§ 36. Поскольку всякое дело человеческое, как внутреннее, так и внешнее, от сердца зави­сит, и каково сердце, таково и дело — доброе или злое. И от природы имеем сердце растленное. Потому должны усердно и непрестанно молить­ся и просить у Сердцеведца Бога, Который из ничего все и из худого доброе делает, просить сердца нового и духа правого, чтобы помышле­ния и дела, от сердца происходящие, правыми были и к одной Божией славе намеревались. Должны, по примеру Псаломника, всегда воз­дыхать: «Сердце чисто созижди во мне, боже, и дух прав обнови во утробе моей» (Пс.50:12). А если сер­дце правое будет, то и дела правыми будут.

 

 

Глава 2: О языке человеческом

 

«Если кто из вас думает, что он благочестив, и не обуздыва­ет своего языка, но обольщает свое сердце, у того пустое бла­гочестие» (Иак.1:26)

§ 37. Ничем так не грешит человек, как язы­ком, когда им не управляет по надлежащему. Язык клянет людей, созданных по подобию Божию. Язык злословит отца и мать. Язык учит убийству. Язык советует и сговаривается о прелюбоде­янии, нечистоте, воровстве, хищении, неправде всякой. Язык лжет, льстит, обманывает. Язык празднословит, буесловит, кощун­ствует, сквернословит. Язык виноватых в суде оправдывает и пра­вых обвиняет. Язык в купечестве худую вещь за добрую продает. Язык касается монархов, которые никако­му земному суду не подлежат. Язык терзает и святых мужей, которые не­злобием своим никому не вредят. От языка не избыл Сам Господь наш, Спа­ситель мира, Который «не сделал никакого греха, и не было лести в устах Его» (1Петр.2:22). Язык изрыгает хулы на великое, святое и страшное имя Божие. Словом, ничего язык не оставляет, но на все изрыгает яд, который кроется в серд­це человеческом.

§ 38. Язык бесчисленное зло на свете делает. 1) Язык одному монарху на другого клеве­щет: от чего вражды, ссоры, битвы, кровопролития происходят; столько тысяч неповинных людей падает; столько вдов и сирот плачущих остается; столько государств, городов, сел запустевают; столько сумм денежных и всякого иждивения напрасно пропадает. 2) Язык рассеивает ереси, расколы, соблазны, и от того делается много Церкви Святой вре­да, людям пагубы, церковным правителям бес­покойства и труда, как дело само показывает. 3) Язык клеветой наполняет уши царей, князей и прочих власть имущих, от чего много неповинных погибает. 4) Язык также отягчает судебные места ко­варными и бессовестными клеветами, от чего присутствующим и служителям канцелярским бесполезные беспокойства и затруднения. 5) Язык, касаясь злословием властей, при­водит их в подозрение, от чего им бывает пре­зрение, непослушание от подвластных, а в них самих бесстрашие, своевольство; в обществе замешательство и всякое нестроение. 6) Язык немощных и малодушных приводит в несносную печаль, уныние и в отчаяние. 7) Язык в одном городе и селе между соседями, в одном доме между женой и мужем, между братьями, сестрами, рабами, между друзья­ми любезными ссоры и драки делает. 8) Язык открывает секреты, которые по присяжной должности твердо хранить должно, от чего также многие затруднения и беды происходят. 9) Язык часто и самого клевещущего при­водит в великое раскаяние и печаль, что слово
выпустил, которого возвратить невозможно. Вкратце сказать: сколько на свете бед есть или было, все язык или учинил, или умножил. О, язык необузданный! «Небольшой член, но много делает, это — неудержимое зло, исполненное смертоносного яда» (Иак.3:5-8). Блажен и мудр обуздывающий язык! Блажен, кто «для слов своих» сделал «вес и меру, и для уст своих — дверь и за­пор! Обуздывающий язык будет жить мирно, и ненавидящий болтливость уменьшит зло», — го­ворит Сирах (Сир.28:29;19:6). Истинно Со­ломон написал: «Кто хранит уста свои, тот бе­режет душу свою» (Притч.13:3); и еще: «Кто хра­нит уста свои и язык свой, тот хранит от бед душу свою» (Притч.21:23). Окаянен и безумен, кто не хранит своего языка, не знает времени молчать и времени говорить: «Человек злоязыч­ный не исправится на земле» (Пс.139:12). «Смерть и жизнь — во власти языка» (Притч.18:22); ибо «преткновение от земли лучше, нежели от язы­ка» (Сир.20:18). «Многие пали от острия меча, но не столько, сколько павших от языка; счас­тлив, кто укрылся от него, кто не испытал яро­сти его, кто не влачил ярма его и не связан был узами его; ибо ярмо его — ярмо железное, и узы его — узы медные, смерть лютая — смерть его, и самый ад лучше его» (Сир.28:21—23).

§ 39. Если язык, разумом не управляемый, бывает виною стольких грехов и бед, — должны мы стараться его обуздывать. Но старание без помощи Божией мало что может, «ибо неудержи­мо зло», как говорит апостол. И хотя две ограды, то есть зубы и губы имеет, однако прорывается. Ибо сердце человеческое, как сосуд переполнен­ный, все, что не вмещается, вон извергает, и та­ким образом «от избытка сердца говорят уста его», по словам Господа (Лк.6:45). Поэтому должны мы смиренно молиться с Псаломником всемогущему Богу: «Положи, Господи, хранение устом моим и дверь ограждения о устнах моих» (Пс.140:3), чтобы и сердце исправил, и язык — орудие сер­дца — направил и научил благовременно и как должно говорить, а чего не должно говорить, о том бы и в сердце не помышлять.

 

 

კატეგორია: день - за - днем | ნანახია: 322 | დაამატა: paterzaqaria | რეიტინგი: 0.0/0
სულ კომენტარები: 0
კომენტარის დამატება შეუძლიათ მხოლოდ დარეგისტრირებულ მომხმარებლებს
[ რეგისტრაცია | შესვლა ]

ახალი ამბები (НОВОСТИ)

ჰოსტერი uCoz